Мир каратэ: главная

Информация - путь к развитию

Юлия Латынина. Международный Олимпийский комитет - шайка мелких мошенников

2016-07-31

Фрагмент передачи «Код доступа» 30 августа, 2016 года

Очень много у меня вопросов про российских спортсменов на Олимпиаде. И я хочу начать с лирического момента.

Пункт первый. Вот почему-то в России есть такая тема: отличиться в спорте. Мы крутые… У нас еще «Евровидение» пользуется таким успехом. Мы крутые, мы всех сделали! Мы выиграли Олимпиаду! Мы победили! Почему такая странная национальная идея внедряется в России, что отличаться надо спортивными успехами, я не знаю. Видимо, это вопрос психологии первых лиц государства, потому что, если вы, например, посмотрите на страну Америку, я не видела никакой американской статьи на тему того, «как мы всех – американцы – сделали в спорте». Вот про великих спортсменов – да. Про то, что мы Америка великая нация и первые в мире – да. Но тема: Мы, Америка – первые в спорте или вторые или должны быть первые – как тема отсутствует.

Вот у нас есть такие эрзацы национального величия: это «Евровидение» и спорт, «Как мы всех сделали!» Как я уже сказала, это вопрос психологии.

После унизительного поражение в Ванкувере, на предыдущей Олимпиаде был сделан такой вывод: Если мы не можем победить прямо, то давайте победим с помощью мошенничества. Была учреждена вся эта история с мочой и вот система государственного допинга. Система была: а) всеобщей, б) низкотехнологической, ну потому что, извините, понятно, что в стране, где запрещают ГМО и царит такая «лысенковщина», не будет никаких биотехнологий продвинутых; и в) система, смешанная с коррупцией. Потому что вот один типичный пример ее – это история российской бегуньи Лилии Шобуховой, которую взяли за допинг, потребовали с нее чиновники российские 450 тысяч евро, чтобы решить на уровне федерации легкой атлетики ее проблемы с допингом, дать возможность участвовать на Олимпиаде в Лондоне. Она заплатила, ее все равно дисквалифицировали, обратно получила только две трети и после этого она протекла.

Другая история замечательная. Это историю Юлии Степановой-Русановой. Тоже спортсменка. Она выигрывала на дистанции 800 метров, которой объясняли, что надо принимать допинг, что «у нас все схвачено, это все действует по всему миру; если ты будешь делать, что тебе говорят, тебя никогда не поймают». И вот в 2013 году тренер Мельников говорит, что ее поймали на допинге. Они говорит: «Ну, это же невозможно. Я делала, как вы мне велели…». А ей говорят: «Ну и отдохни два года». А те самые люди, которые ей кололи допинг и объясняли, как надо принимать, сказали: «Извините, мы сменили работу, мы больше этим не занимаемся». И, соответственно, вот сейчас Степанова, во-первых, с мужем уехала за рубеж. А муж был тоже спортивный чиновник. А, во-вторых, она после этой самой замечательной истории ходила с диктофоном и записывала всех этих замечательных людей, которые ей объясняли, почему все принимают допинг, и почему это надо.

Вот чем руководствовались наши, я не могу сказать спортивные чиновники, потому что это было государственное решение. Я уверена, что он честно руководствовали уверенностью, что все так делают. Вот все преступники в мире, когда они лезут в квартиру, чтобы ударить старушку по голове, они все искренне верят, что банкиры еще хуже воруют. Вот понимаете, по поводу «все так делают» такая проблема. Вот у товарища Дювалье на Гаити были тонтон-макуты, которые должны были убить определенное количество гаитян просто для тренировок. Очевидно, эфэсбэшникам тоже можно что-то подобное разрешить. Представляете, вот негласно разрешили: «Вы эфэсбэшники, вы крутые, поэтому вы иногда должны выходить на Красную площадь или ехать в Бирюлево и отстреливать там людей». И, конечно, можно так делать, а потом сказать: «Ну чего? Все так делают. Вон в США сколько людей убивают. Вон у них полиция негров стреляет». Разница в том, что это – то, что происходит в США и в других странах — в таком случае это не политика, а преступление. И тут, то же самое. Да, спортсмены время от времени в мире принимают допинг. Когда это происходит, это происходит в индивидуальном порядке, является предметом глубокой тайны, и никто – ни спортсмен, ни его тренер – не заинтересованы об этом рассказывать. А уж, если они попадутся, то попадутся в своей собственной спортивной федерации.

В России ситуация была ровно наоборот. С одной стороны, никто не скрывался. Как я уже сказала, та же Русанова просто записывала на телефон, как все вокруг объясняют ей, почему надо колоть допинг. Та же Шобухова вела переписку куда и как вернуть деньги. В такой ситуации это было просто обязано утечь. Почему это так долго не утекало? Потому что есть контора под названием МОК. Чего нужно знать о Международном олимпийском комитете? Первое, что надо понимать – что это самая непрозрачная международная организация, которая существует. Она менее прозрачная, чем НАТО. Она распоряжается, будучи абсолютно непрозрачной, 70% поступлений от олимпийских игр.

Второе. В этой непрозрачной организации сидят… как бы вам сказать – в основном бывшие спортсмены. И как бы это мягко объяснить… коэффициент интеллекта бывших спортсменов суммарный, скажем так, несколько ниже, чем суммарный коэффициент интеллекта профессоров MIT. Чтобы проиллюстрировать коэффициент интеллекта этих люди и их прекрасные жизненные потребности, я сошлюсь на скандал, которые возник когда Осло отказался подавать на зимнюю Олимпиаду 2022. Норвежцы обнародовали райдер, который прислал им МОК, чтобы подать заявку. И в числе прочего в этом райдере значилась бесплатная выписка на стадионах и обязательно коктейльное пати с королем. Понимаете, да? Люди, которые распоряжаются 70% доходов от Олимпиады, требовали себе бесплатной выпивки. Это их уровень, это они так представляют себе свой жизненный успех.

И вот эти чрезвычайно ограниченные, глупые люди постоянно пилят сук, на котором сидят. Что значит, пилят сук? Олимпийские игры перестали окупаться, и стремительно в связи с этим теряют привлекательность. Всё, нет окупающихся Олимпийских игр. Уже давно, даже Лосанджелесская Олимпиада 1984 года, которая считается единственной прибыльной за последние несколько десятилетий, на самом деле не окупилась, то есть она принесла деньги городу, но она принесла деньги городу, потому что город продавал рекламные права. А сейчас рекламные права продает в основном МОК и эта лавочка закрылась. Кроме того, если смотреть, сколько денег федеральных американских вложил в Олимпиаду американский бюджет, то если свести весь баланс, она все равно получается убыточной.

И все, что нам говорят, что строятся объекты инфраструктуры, привлекаются туристы – никаким образом это не прикрывается. Хотя бы самая простая вещь. Да, во время Лондонской Олимпиады в Лондоне было много туристов. Но вы знаете, что все другие туристы, которые могли бы в этот момент приехать в Лондон, естественно, решили, что на Олимпиаду не поедут.

Почему перестали Олимпийские игры окупаться? Опять же очень важная история: они перестали окупаться, потому что глупые, жадные, ограниченные спортивные бюрократы, которые сидят в Международном олимпийском комитете, с одной стороны, все время оттягивают на себя финансовые потоки, а, с другой стороны, все время поднимают требования к олимпийским объектам: А вы еще теперь так сделайте, а теперь еще так сделайте, а вы теперь еще тут постройте. То есть, если посмотреть на это с финансовой точки зрения, то эти ребята построили такой безотказный «балонасос». Вот, знаете, как в России есть ГУП – государственное предприятие, а при нем какая-то букашка, которая получает прибыль вроде компании «Арсенал» или интернет-компаний. Вот абсолютно так же устроен МОК. Вы представляете, есть шикарная «мокская» бизнес-модель. Представляете себе, спортсмен тренируется — и это за свои деньги. Страны строят стадионы – и это за свои деньги. А потом приходит МОК, продает телевизионные права и получает прибыль. Шикарно! Борису Абрамовичу Березовскому не снилось. Ротенберги отдыхают.

И, как я уже сказала, что эти людей спесивые и ограниченные, их мозги привычны к бегу на длинные дистанции, но к мысли на длинные дистанции привычны хуже, они даже не то что не понимают, что рубят сук, на котором сидят… А с другой стороны, а чего? Все хорошо: бабло идет, все смотрят, телевизионная аудитория в процентах падает от количества смотрящих, но в абсолютных цифрах растет, потому что все у большего количества людей появляются телевизоры. При этом важная деталь: демократические страны бы все равно проводили игры, потому что пипл это хавает. Вот Лондонскую Олимпиаду все равно, хотя она была тоже убыточная, одобряли 70% жителей Лондона.

Но есть 7-летний промежуток между решением МОК и Играми. И вот это означает, что демократический политик, который подал заявку, редко доживает до ее плодов. То есть в этих условиях на игры начинают претендовать авторитарные страны. И вот, например, я уже упоминала Олимпиаду 2022, когда МОК был вынужден выбирать между Пекином и Алма-Аты. Осло, Стокгольм, Львов, Краков, Сент-Мориц и Мюнхен или отозвали или передумали подавать заявки. Особенно ударом для МОК было решение Осло. Они начали очень громко сокрушаться. Даже утверждали, что «высокопоставленные норвежские политики приняли решение, исходят из сообщенной им полуправды» — вот такие фразы позволили себе олимпийские чиновники. А вот полуправдой, собственно, имелось в виду вот эта утечка про бесплатную выпивку и ланч с королем.

Соответственно, в условиях, когда демократические государства все менее интересуются проведением Олимпиад, все большую важность приобретает дружба с авторитарными режимами. Там и выпивка льется рекой и чемоданы летают без крыльев. И вот отдельные челны МОК могут поужинать с местным царем, отправиться с ним на охоту. Вообще, все что угодно. Скоро такими темпами мы увидим зимнюю Олимпиаду в Дубае.

Но те же самые авторитарные режимы, которые склонны добывать Олимпиады любой ценой, склонны также к государственным программам поощрения допинга. И я, кстати, не знаю, знаете ли вы, но довольно большое количество стран просто поперли за эти государственные программы в разные времена: Гану, Индию, Кувейт. Некоторые возвратили. И, соответственно, перед спортивными бюрократами возникает очень сложная проблема: с одной стороны, надо не отвергнуть авторитарных клиентов, которые одни способны обеспечить их счастье и правильно ухаживать. А, с другой стороны, нельзя понизить капитализацию игр за счет явной коррупции и закрывания глаз на допинг.

Плюс, как я уже сказала, есть проблема потери аудитории, которая, все-таки, связана с тем, что список олимпийских видов спорта расширяется за счет малоинтересных для зрителя соревнований. А почему он расширяется? Ну опять-таки, потому что всякая бюрократия всегда стремится к расширению, а, во-вторых, эти мало зрелищные виды спорта, они как раз очень важны для тех самых авторитарных стран, потому что, согласитесь, что керлинг не особенно кто-то смотрит, и чем менее зрелищен вид спорта, тем больше он нуждается в государственных спонсорах, тем меньше там конкуренция.

И опять-же все-таки, согласитесь, это некоторая близорукость, хотя, как я уже сказала, на самом деле, падение не такое значительное. По-моему, миллиард сейчас посмотрит открытие игр в Рио-де-Жанейро. И поэтому сам бы по себе МОК никогда бы не заметил российского допинга. Ну что вы! Это дурно влияет на доходы и, вообще, такие хорошие люди, эти русские!

Но МОК не всесилен, потому что есть еще свободная пресса западная, которая, кстати, тоже условно свободна. Потому что я посмотрю, как свободная западная пресса снимет, условно говоря, фильм про сирийских беженцев-насильников и на каком канале он выйдет. Вот чувствует моя душа, что они либо не выйдет на каком-нибудь серьезном немецком канале, либо он выйдет и его затопчут ногами и скажут: «Фашист какой!»

Вот в этой ситуации немецкий журналист замечательный Хайо Зеппельт снял фильм про российский допинг, нашел множество свидетелей, в том числе, Русанова и ее муж, которые рассказали, предоставили ужасающие записи типа откровения олимпийской чемпионки Савиновой, которая говорит: «Ну, все так делают. По счастью мой тренер знаком с Мельниковым. Он помогает подменять результаты допинг-проб». И тут одновременно начался сандал в Федерации легкой атлетики, когда там стали жрать прежнего начальника, которого звали Ламин Диак, который устроил из этой федерации международной уже не просто лавочку, а совсем тупую лавочку, которая тупо брала деньги от России на продление этой системы. И бывший глава ВАДА Дик Паунд начал все это расследовать. Ламин Диак со своими сыновьями, которые, естественно, играли в федерации тоже важную роль, потому что, каждый раз, когда у тебя где-то заводится Северная Корея, важную роль начинают играть сыновья и шоферы и прочие товарищи.

Так что к вопросу о том, что русских обидели. Э-е! Нас не только не обидели, нас это спортивное международное жулье покрывало, причем сейчас существуют серьезные доказательства, что покрывало тупо за бабки. И, может быть, на этом все и кончилось, но вот, когда началась эта разборка в федерации и когда начался фильм Зеппельта, кто-то в российской системе принял роковое решение: в феврале скончались сразу два крупных чиновника Российского антидопингового агентства: Камаев и Синев.

После этого руководитель московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков и, кстати, его заместитель сбежали в США. А что мог сделать Родченков для того, чтобы как-то сохранить после этого свой статус? Ну, правильно: только заложить всю лавочку. И вот это была, действительно, катастрофа по двум причинам. Во-первых, сколько бы там не было записей со стороны Степановой, да, все понимают, что когда тебе приносят диктофон, а на нем олимпийская чемпионка рассуждает о том, как все принимают допинг – это серьезная вещь. Но всё это все-таки частности, их можно было игнорировать. А здесь Родченков сказал: «Вы знаете, существовала система подмена баночек с мочой, она функционировала так-то». А знаете, что самое главное? Баночки-то это остались. Баночки производит компания Berlinger. Компании Berlinger отдали баночки. Она сказала: «Да, их вскрывали». Никому же в голову не приходило, что эти баночки вскрывали или не вскрывали. А тут-то царапинки остались. Компания говорит: «Да, конечно, но нам просто в голову не приходило». Более того, там, как я понимаю, в некоторых баночках вообще не та моча оказалась… Потому что, они, конечно, ее накапливали заранее вот рамках этой не имеющей параллелей в истории спецоперации по подмене мочи, но, видимо, там иногда происходила какая-то нехватка.

И, кстати, когда у Владимир Владимирович у нас тут сказал, что обвинения в адрес российских спортсменов построено на показаниях одного человека со скандальной репутацией – он имел в виду Родченкова – ну, явно президент дезинформировали, потому что, во-первых, не один Родченков. Во-первых, как я уже сказала, было много других показаний. А, во-вторых, дело не в Родченкове, а в баночках. Бутылочки-то – всё! Еще там вот этот Тимофей Соболевский, его заместитель, насколько я понимаю. Его имя почему-то никто не поизносит, а он тоже сбежал. И что он там рассказывает, это же мама моя! Вы можете себе представить.

И вот с допингом у нас получилось, как с полонием. Все считали, что мы крутые и следов не останется, а наоборот, остались систематические следы, по которым все восстанавливается досконально. И российская государственная система, которая нацелена на то, чтобы сделать криво и при этом еще взять взятку, она не может работать как госсистема с допингом. Она не может работать нормально вообще. Вот у верблюда все кривой, в том числе, и это. И, как я уже сказала, у нас формально была реакция стандартная: «Наших обижают!» Во-первых, это неправда. Если вы заметили, что произошло, во-первых, МОК не забанил Россию. Вместо того, чтобы полностью ее отстранить, как он в разные годы отстранял Кувейт, Индию, Гану и Панаму, он оставил решение индивидуально федерациям. Более того, он исключил из олимпиады ту самую бегунью Юлию Степанову-Русанову, с показаний которой все и началось.

Напомню, что Степанова была дисквалифицирована на два года в 2011 году, полностью отбыла свой двухлетний срок, то есть МОК мог бы предоставить решение о допуске Степановой на Олимпиаду той же самое спортивной федерации. Однако господин Томас Бах для Степановой сделал исключение, запретив ей участвовать в Олимпиаде. То есть МОК стал на сторону страны, сделавшей применение допинга государственной системой и наказал атлета, изобличившего систему. Таким образом, не только, как всегда, наших обижают – ровно наоборот. МОК повел себя, как шайка мелких мошенников. Это в очередной раз будет способствовать падению капитализации игр.

И обратите внимание на реакцию российских властей, которая была, на самом деле, не такой гневной, как можно было предположить, потому что, если сравнить ее с реакцией Путина на сбитый турками самолет – на самом деле, все обошлось гораздо мягче, видимо потому, что Кремль твердо оценивал ситуацию и понимал, что непрозрачная, безответственная олимпийская бюрократия, на самом деле, является главным союзником Кремля, и, собственно, заинтересована замять допинговый скандал по тем же причинам, по которым была заинтересована провести Олимпиаду в Сочи.


Контактная информация: ylk@iskratelecom.ru