Мир каратэ: главная

Информация - путь к развитию

Валерий Панюшкин: Разрешить допинг

2016-03-15

Прочитано на «Снобе»

Я никогда не был профессиональным спортсменом, но периодически серьезно занимался спортом. И потому крайне уважаю труд и талант великих спортсменов и презираю козни спортивных чиновников.

Я всерьез думаю, что допинг в спорте высоких достижений вообще нужно разрешить — любой! Потому что если запретить допинг в сфере высших достижений человека, если считать рекорды, достигнутые при помощи допинга, недействительными, то тогда пришлось бы отменить половину человеческой культуры.

Никогда не печатать «Цветы зла», ибо Бодлер безусловно написал их под воздействием абсента. Отменить Ли Бо и вообще всю китайскую поэзию, ибо все до единого древние китайские поэты были отчаянными чефиристами. Вычеркнуть из собрания сочинений Пушкина строку «а ты, вино, осенней стужи друг», поскольку алкоголь есть допинг. Булгакова и Конан Дойла запретить за морфин…

Почему в литературе допинг можно, а в спорте нельзя?

Мне часто возражают по этому поводу, что поэты не соревнуются друг с другом, а создают каждый уникальное произведение. Спортсмены же соревнуются и, следовательно, должны быть на равных. И это слабое возражение.

Во-первых, поэты соревнуются бесперечь, начиная с Софокла и Аристофана.

Во-вторых, в спорте очки, голы и секунды, конечно, фиксируются, но не в них дело. Я помню матч Мартины Хингис, в котором Хингис играла гениально, но проиграла именно потому, что гениальность трудно сочетать с надежностью. Я помню бой Насима Хамеда, в котором тот боксировал как бог, но проиграл именно потому, что вдохновение ненадежно. Старшее поколение, наверное, помнит фигуриста Игоря Бобрина, который был фантастически талантлив, но занимал, как правило, вторые-третьи места, потому что талант трудно формализовать как элемент обязательной программы. И еще я помню, как Бадр Хари нокаутировал Питера Эртса в Йокогаме. А нокаутировав, встал на колени и поклонился поверженному сопернику самым почтительным из поклонов, отдавая должное искусству побежденного. Потому что дело не в результатах. Результаты — это для букмекеров. Каждый спортсмен понимает, что дело в искусстве.

К тому же, если предположить, что допинг всерьез влияет на победу, то соревнуются друг с другом не спортсмены, а фармацевты. Кто хитрее запрячет запрещенные вещества и быстрее изобретет новые. Ну, так и вручайте тогда медали спортивным врачам. И дисквалифицируйте спортивных врачей. Ибо любой спортсмен понимает, что, каким бы допингом ни накачать меня, например, сейчас хоть по самые ноздри, я не простою на ринге и десяти секунд против Кости Цзю, даже если тот будет боксировать одной рукой.

Мне возражают, что допинг запрещен, потому что спорт — это здоровье. Но всякий, кто провел в спортивном зале хотя бы год, понимает, что спорт высоких достижений — это все что угодно: труд, азарт, искусство, талант, счастье, — только не здоровье. Профессиональные спортсмены калечат свои тела, чтобы порадовать публику. К сорока годам организм человека, принимавшего участие в профессиональных соревнованиях, куда более изношен, чем организм болельщика, следившего за этими соревнованиями в пабе. (Единственное, кажется, исключение — Бьерндален, но тот живет в режиме патологической стерильности и, даже когда ему вручают медаль, никому не пожимает рук.)

Печальнее всего, что это именно спортсмены своим трудом и талантом, своей болью и травмами кормят несметную армию международных дармоедов из Всемирного антидопингового агентства, Российского антидопингового агентства и всех на свете антидопинговых агентств. Кормят паразитов, которые мухлюют с запретами, не могут три раза подтянуться на турнике, но могут загубить великому атлету карьеру. Причем за борьбу с допингом спортсмены платят дважды: один раз — международным спортивным чиновникам, а другой раз — своей команде врачей, чтобы этих чиновников обманывали.

Если завтра вдруг разрешить любой на свете допинг, ни один серьезный спортсмен не станет накачиваться им до тахикардии — предпочтет тренировки. А вот спортивное чиновничество пойдет по миру. Да так ему и надо.

От редакции.

«Мир каратэ» не разделяет мнение Валерия Панюшкина о разрешении допинга. Доводы автора о литераторах «притянуты за уши». «Почему в литературе допинг можно, а в спорте нельзя?». А почему дома можно, а в космическом полете нет ? А почему при посещении туалета можно, а при проведении хирургической операции нет ? Вопросы без вопросов. И, потому, без ответов. «В огороде бузина, а в Киеве дядька…».

Представим, что допинг в спорте разрешен. Очень скоро на спортивные площадки выйдут биороботы (бывшие люди, отдавшие здоровье на потребу фармакологии), до макушки заполненные лекарствами. Как ракеты топливом.

С момента разрешения допинга большой спорт, как соревнование людей, на планете исчезнет. Большим спортом будут называть схватки человекоподобных биофлаконов.

Но человечество не успокоится. Появятся отдельные спортивные федерации, которые провозгласят чистоту спорта от допинга (как ныне движение против генномодифицированной продукции). Будет введен медицинский контроль.

И все начнется сначала. С физической культуры.


Контактная информация: ylk@iskratelecom.ru