Мир каратэ: главная

Информация - путь к развитию

Крымский спорт - головная боль для российских федераций !?

2014-08-14

Крымские футбольные клубы приняли в РФС, федерации Крыма и Севастополя нет

«Вставят! Что бы вы ни делали». Чехов отдыхает – РФС работает

Прочитано на Снобе

Автор Илья Мильштейн

Известно, что в хорошей пьесе на сцене висит ружье и стреляет ближе к концу, пробуждая ото сна благодарных зрителей. А еще бывают пьесы очень хорошие, в которых ружье стреляет каждую минуту. Просто, что ни реплика - то выстрел, разящий наповал, и хотя спектакль глубоко засекречен и зрительный зал пуст, но рано или поздно критики раздобудут текст и опубликуют, и тут актеры узнают цену настоящего успеха.

Главное, это очень современная и сугубо реалистичная пьеса. К тому же документальная, что придает сюжету особое очарование. Про политику и футбол, а кто у нас не любит таких сюжетов? Все любят.

Прочитайте - убедитесь (см. ниже, "Новая газета").

Действие, по версии «Новой газеты», происходит в Москве, где в обстановке патриотического подъема и тяжелой депрессии заседают лучшие люди страны - Якунин, Степашин, Керимов, Колосков, Толстых и другие. Все они в той или иной степени причастны к футболу. Кто болеет, кто пилит, а кто и совмещает два этих занятия. И все до единого любят президента Путина. Все готовы за него отдать жизнь и бабло, что не раз в самой драматичной форме прорывается в их монологах. И все, буквально каждый из занятых в представлении, решает тяжелейший, поистине экзистенциальный вопрос. Как бы не навредить любимому президенту, а по возможности еще и сохранить жизнь, статус, бабки и т.д.

В центре пьесы - конфликт, известный в отечественной драматургии как проблема съеденной рыбки. Лучшие люди страны стремятся понять, достижимо ли это в принципе: и рыбку съесть, и остаться при делах. Точнее, как бы так исхитриться, пытаются они постичь, чтобы принять в члены Российского футбольного союза команды Крыма и Севастополя, пропади они пропадом, и не напороться на санкции. Или как бы их не принять - и не ввести в искушение любимого президента. Который, осерчав, может разогнать РФС и наложить личные санкции на лучших людей страны.

Это ведь еще и, грубо говоря, конституционная проблема. А также внешнеполитическая. С одной стороны, недавно Крым и Севастополь, как всем известно, стали нашими, и болельщики уже предвкушают чудеса дриблинга в исполнении крымских мастеров кожаного мяча. А с другой стороны, не за горами чемпионат мира по футболу, который должен пройти в России в 2018 году, и есть немало оснований опасаться, что этот чемпионат у нас отнимут. Враги уже на заданную тему высказывались, и неоднократно. А если крымские футбольные организации, подобно самому полуострову, аннексированному по классическим образцам, войдут в состав нерушимого РФС, то отнимут почти гарантированно.

Кроме того, у лучших людей страны, занятых в пьесе, могут возникнуть проблемы с бизнесом в офшорах, у кого еще не возникли. Короче, цугцванг, хоть это и не футбольный термин. Скорее, офсайд, особенно болезненный для тех, кто владеет инсайдом.

У них сложные отношения между собой, и это проявляется в диалогах, обретающих особую остроту, когда слово берет персонаж, играющий Евгения Гинера — президента и совладельца ЦСКА, и особенно в тех случаях, когда он обращается к актеру, изображающему Николая Толстых — президента РФС. Тут в ход идут и тяжелые предметы, которые Гинер как бы собирается «кинуть в голову» президента, и обидные клички типа «животное натуральное», и таинства бизнеса, насчет денег, которые кто-то там возит «кэшем в чемоданах». В общем, дискуссия складывается непросто.

Раздаются и мудрые голоса, похожие на якунинский и степашинский. «У нас президент один на бруствере стоит, — одергивает того, кто тембром похож на Гинера, тот, кто похож на Якунина. — А вы рассуждаете о том, что вы страну подведете, что нам дополнительные санкции вставят? Вставят! Что б вы ни делали. Вы хоть на пузе перед ними будете ползать — вставят! Понимаете?» Это, кстати, понимают все собравшиеся, но и мысль позвонить любимому Путину, чтобы узнать, как проголосовать правильно, тоже не вызывает энтузиазма. «Сейчас звонить ВВ? — переспрашивает артист, играющий Степашина. — Ну давайте мы позвоним ВВ... что я ему буду говорить: «Владимир Владимирович, вот такая ситуация», — а он мне: «Да пошел ты!» — и правильно сделает». То есть ВВ тоже вставит. Это даже не офсайд, это красная карточка.

В таком духе они разговаривают еще долго, и в какой-то момент у потрясенного зрителя возникает чувство, знакомое чеховедам. Потрясенный зритель, подобно самым маститым из театральных критиков, за простыми словами простых актеров ощущают некое подводное течение. Когда люди говорят об одном, и даже очень громко говорят, бурно жестикулируя, а думают совсем о другом. Причем эта их мысль столь очевидно носится в воздухе, что эксперты ее угадывают с лету, а потом разъясняют в литературоведческих статьях. Мол, «в Москву, в Москву» кричат сестры, а на самом деле они о том кричат, что жизнь прожита зря.

Собравшиеся обсудить проблемы крымского футбола применительно к секторальным санкциям беззвучно кричат совсем другое. Даже прямо противоположное. Они кричат о том, что жизнь их удалась, но теперь, в связи с этим проклятым Крымом удавшаяся жизнь может обернуться полным банкротством. «Что же ты наделал, Владимир Владимирович?!» — вот что они молча кричат, если прислушаться и вчитаться, и тут пьеса возвышается до высот подлинной трагедии. Ибо в настоящей трагедии, как мы знаем, гибнет хор, и вот он гибнет — прямо на наших глазах, в полном составе. Прямо ни за грош пропадают люди.

Пьеса оборвана на самом интересном месте, и только в авторском послесловии мы читаем, что через восемь дней после постановки «бюро исполкома приняло решение о принятии в состав участников соревнований, проводимых под эгидой РФС, трех крымских футбольных клубов. Федерации футбола Крыма и Севастополя на момент подписания номера не приняты». Однако едва ли это финал. Все-таки на кону миллионы и миллиарды, и сотни тысяч рабочих мест, и необозримые футбольные поля, а не какой-то там заброшенный вишневый сад, и в гитарном переборе за сценой нам чудится какая-то до боли знакомая мелодия. То ли «С чего начинается Родина», то ли похоронный марш. Кого хоронят, а?.. не видно. Мелодия пока звучит слишком тихо, а ружья, развешанные на стенах, палят безостановочно, и как ни напрягай слух, музыку не расслышишь.

См. также - "Новая газета". «Президента оставляем на бруствере...». Как присоединяли к России футбол полуострова Крым

Антон Орех. О пользе подслушивания


Контактная информация: ylk@iskratelecom.ru