Мир каратэ: главная

Информация - путь к развитию

Российские каратисты против наркотиков? А все остальные «ЗА»!

2013-05-25
— Разруха, Филипп Филиппович!

— Нет, — совершенно уверенно возразил Филипп Филиппович, — нет.

Вы первый, дорогой Иван Арнольдович, воздержитесь от употребления самого этого слова.

Это — мираж, дым, фикция! Что такое эта ваша «разруха»?

Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы?

Да ее вовсе не существует! Что вы подразумеваете под этим словом?

Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать,

каждый вечер начну у себя в квартире петь хором,

у меня настанет разруха. Если я, ходя в уборную, начну,

извините меня за выражение, мочиться мимо унитаза

и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна,

в уборной получится разруха.

Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах.

/Михаил Булгаков «Собачье сердце»/

Недавно ко мне, как к главному редактору, обратились спортивные руководители с просьбой разместить на сайте лозунги-баннеры из серии «каратэ против наркотиков». «Памятки родителям» и прочее…

Я не стал этого делать.

Как практикующий детский тренер, я убежден, что каратэ и наркотики прямо не пересекаются. Эти два явления существуют в разных мирах и независимо друг от друга. Как жизнь и смерть. Либо одно, либо другое. Человеку, попадающему в орбиту каратэ, не остается времени на наркотики. Но если он выбирает их, то на спорт не остается здоровья.

Посещая ежедневно сайты европейских и североамериканских федераций каратэ, я не обнаружил там ни слова про наркотики. Сенсеи знают, что если темой их главной страницы становятся наркомания, то на федерации можно ставить крест. Если быть последовательным, то следует размещать баннеры и против детской порнографии, беспризорности, алкоголизма, преступности. Все проблемы одинаково важны, но при чем тут каратэ?

Вызывает иронию суета отечественных каратэ-функционеров вокруг темы наркомании – «соревнования против наркотиков», «фестиваль против наркотиков», «мы против…», «они против…», «все не за….», «ударим автопробегом…». У непосвященного человека может сложиться мнение, что отечественное каратэ тяжело больно наркоманией. А это не так.

Не представляю родителей моих учеников, читающих анти-наркотическую «Памятку…». Это не их тема. Лишняя информация. Как, впрочем, и для всех каратистов. А наркоманы и их родители «Мир каратэ» не посещают.

Вы видели когда-нибудь антинаркотический баннер на сайте Большого театра? Третьяковской галереи? Академии наук? Президента Российской федерации? Нет? А теперь подумайте почему.

Я убежден, что в нынешней России каратэ против наркотиков бессильно. Как и против других пороков общества.

Общеизвестно, что главной причиной распространения терроризма на Кавказе является массовая безработица. Которая, по официальным данным, составляет 25%, по реальным - все 50%.

Чем тут поможет каратэ?

Каждый год в России закрываются 63 спортивные школы. «Медицинский факт», подтвержденный «лучшим другом всех физкультурников». Это при патриотическо-спортивных завываниях по всем телеканалам. Десятки тысяч детей остаются на улице.

Может ли с этим бороться каратэ?

Россия занимает первое место в мире не только по распространению наркомании среди молодежи. Россия в лидерах по количеству борцов с наркотиками. У нас больше всего на душу населения сотрудников спецслужб и силовых ведомств (ФСБ, УФСИН, МВД, МЧС, МО), учителей, медиков, судей, прокуроров, бюрократов Министерства спорта, президентов федераций каратэ и чиновников, чиновников, чиновников.

С кем боретесь? Для кого лозунги вешаете? Неужели, чтобы просто отметиться: «И мы боролись, кровь мешками проливали, вот даже баннер повесили»? И это Вы называете борьбой?

Свежий случай из личной практики. В подмосковном поселке (ныне нью-Москва) директор школы закрыла единственную группу каратэ, поскольку ликвидировать проще, чем узаконить. Как у С.Маршака: «Слово «казнить» короче, чем слово «помиловать». Два директора школы пытались придать официальный статус группе, но действующие в Минобразования нормы и инструкции не позволили это сделать. Сотрудники межшкольной бухгалтерии поведали, что им известен только один случай, когда директор лично «уперлась», бросила все дела, полгода пробивала и наконец, сделала то, что хотела. Третий директор этой школы (за год в школе сменилось три директора) не стала заморачиваться, просто пришла на тренировку, построила своих же учеников и объявила им, что группа закрывается.

Объективно, эта «мадам «Единая Россия» на стороне наркодилеров. За группу я не беспокоюсь, она продолжит заниматься, но те ребята, кто мог бы прийти в каратэ в будущем, переходят в зону наркотического риска.

Пришлось объяснить ученикам, что если кто-то из них сломает палец на тренировке, то директора уволят, а если они умрут от передоза за стенами школы, то ей ничего не будет. Страна такая.

«…были времена хуже — подлее не бывало!»

В единственном муниципальном центре поселка зал всегда закрыт. При том, что в штате 8 инструкторов по спорту. Но работает центр только осенью, к зиме дети бросают заниматься, продолжая числиться во всех журналах и отчетах. Пустой муниципальный клуб при полном бумажном ажуре. Директор центра в рабочее время благоустраивает прилегающую территорию. Цветочки поливает.

Глава администрации этого поселка тоже объективно на стороне наркодельцов. Хотя вряд ли в этом признается даже самому себе. Он все видит, все знает, но ничего не делает. Если все дети поселка загнутся от паров клея и наркотиков, ему ничего не будет. Этого «мистера «Единая Россия» никто не выбирал. Он отвечает только перед тем, кто его протащил на эту должность.

Москва и область - не швейцарские кантоны.

В соседнем поселке находится православная частная школа. С огромным спортивным залом. Я несколько раз обращался к православным с просьбой открыть вечером зал для местных детишек. Это было бы в лучших традициях православного русского дворянства, открывавшего в своих усадьбах воскресные школы для деревенских детей.

Мои обращения остались без ответа. Православным безразлично, что творится вне стен их заведения. Не знаю, во что верят эти люди и для чего живут. Видимо, чтобы бороться с девочками из PussyRiot.

Я сознательно «приземлил» проблему, хотя «плакатчики» меня не поймут. Они о вечном, высоком («повесим больше лозунгов, хороших и разных!»), а тут о каких то низких, практических мелочах. «Страшно далеки они от народа». Именно из таких мелочей и складывается общая картина. В редакцию «Мир каратэ» поступают письма из регионов и мы их не публикуем только потому, что тренеры просят этого не делать – как бы не было хуже.

Чем больше спортсменов, тем меньше наркоманов. Вроде бы, очевидно. Но количество каратистов, прежде всего, зависит от количества залов. Каратэ, как воздух, способно заполнить весь объем, было бы что заполнять. А вот с этим проблемы – местная власть зачастую создает каратэ-клубам невыносимые условия. Объективно работая на наркобизнес.

Все против муниципального спорта – наркодилеры, продавцы алкоголя, правящая партия и установленная ими сообща система власти.

В такой ситуации заявлять о том, что «российское каратэ против наркотиков» - лицемерие. «А мы им в ответ повесим плакат». Бла, бла…«А Васька слушает, да ест».

Ну против, ну и что? Зато все остальные ЗА!

Показательна в этом смысле ситуация с Евгением Ройзманом, руководителем центра «Город без наркотиков». Власть не только обеспечивает его работой на годы вперед, плодя и поставляя для лечения все новых наркоманов, она же (власть) вставляет «палки в колеса», возбуждая против сотрудников центра уголовные дела.

Евгений Ройзман занимается благородным, но бесполезным делом. «Сизифов труд». Спасенные им наркоманы возвращаются в ту же безысходность – ни спорта, ни великих переживаний, ни значительных дел. Как у Высоцкого: «А в подвалах и полуподвалах ребятишкам хотелось под танки». Безнадега. Это у них, «за бугром», в каждом поселке на 5 тысяч жителей 200 клубов по интересам. А в российских общественных организациях идут обыски и проверки.

Главная проблема страны не наркобароны, а чиновники. Если точнее, то административная система, позволяющая наркобаронам благоденствовать. Поэтому Евгений Ройзман и ушел в политику.

А Вы, господа спортивные функционеры, готовы выступить с политическими требованиями?

С наркодилерами пусть борется ФСКН. Начните борьбу с пособниками-чиновниками.

Создайте совместно с фондом Ройзмана открытый список должностных лиц, прежде всего директоров школ и глав администраций, закрывших на своей территории группы каратэ. Именно каратэ. Есть тысяча причин не развивать керлинг, но нет ни одной причины не развивать каратэ. Нужно только помещение и желание администрации. Введите номинацию «наркоша года». А для губернаторов, в регионе которого закрыто больше всего спортшкол и групп каратэ, звание «нарко-консильери». Уверен, что Москва и область лидировали бы во всех номинациях.

Это реальная деятельность. И каратэ-клубам поможете с залами и детей с улиц уберете. Страшно? Чиновники и наркобизнесмены обидятся?

Тогда продолжайте вешать баннеры «мы за все хорошее, против всего плохого !».

Главный редактор

P.S. Мне могут сказать: «Легко критиковать, ничего не делая». А я делаю. Практически. Вопреки обстоятельствам, воле местных и спортивных чиновников. Ручаюсь, что 20 юных жителей «мертвого» в спортивном отношении поселка никогда не приобщатся к наркотикам.

Будь возможность, численность детской спортивной группы была бы значительно больше.

И практическая (не баннерная) борьба с наркотиками была бы эффективнее.

Как у каждого детского тренера страны.

Дайте каратистам спортивные залы, и мы победим наркоманию.

См. также - 60% синтетических наркотиков в Европе производится из российских ингредиентов. В незаконном трафике замешаны высшие чины ФСКН и ФСБ

Каждый год в России закрываются 63 спортивные школы

Евгений Ройзман: "В 159-ой школе подростки курят, а некоторые торгуют. Боюсь, что летом полыхнет. Но директору пофиг. Ей лишь бы тихо было".


Контактная информация: ylk@iskratelecom.ru