Мир каратэ: главная

Информация - путь к развитию

Легенда советского спорта Борис Майоров

2012-11-01
Прочитано на HotSport.ua

Автор: Сергей Абрамов

Сделать эксклюзивное интервью с настоящей легендой советского и мирового хоккея – большая профессиональная удача для любого журналиста. Встреча HotSport.ua с Борисом Майоровым состоялась в Донецке во время проведения международного турнира по хоккею «Открытый Кубок Донбасса».

С первых минут знакомства с Борисом Майоровым становится понятно, что он невероятно редкий и ценный человек для современного общества и спорта. С большим удовольствие делюсь с вами, уважаемые читатели, результатом нашего общения с легендарным спартаковцем.

РОДИТЕЛЬ КЛИЧА

— Борис Александрович, большое спасибо, что согласились дать нам интервью. Для нашего портала это большая честь.

— А вам большое спасибо, что пригласили на интервью.

— Хотелось бы начать наш разговор с необычного факта вашей биографии. Именно благодаря вам на свет появился знаменитый хоккейный клич: «Шайбу! Шайбу!». Сейчас он звучит на всех хоккейных стадионах мира. Расскажите, как начиналась эта история?

— Версия, про которую вы говорите, принадлежит Николаю Николаевичу Озерову. Это действительно так. Я вышел на футбольное поле в футболке московского Спартака в составе команды мастеров, хотя к тому времени, я уже играл в сборной Советского Союза по хоккею. Футбол меня очень долго и упорно приглашал, но мне было некогда, поскольку я учился в институте. Футбол, хоккей и институт совмещать было невозможно. Короче говоря, этот случай, с которого зародился клич, о котором вы говорите, был в июне 1961 года. И поскольку я был хоккеистом, с трибун раздалось: «Боря, шайбу!».

— Как вы сейчас воспринимаете то, что благодаря вам весь мир теперь знает этот клич

— Абсолютно спокойно. Так, как будто ко мне это не относится (улыбается).

БУБЛИК С МАКОМ

— Вы родились в 1938 году. А через 3 три года в страну пришла война. Выходит, что для вас до определенного возраста война была привычным положением вещей.

— В таком юном возрасте, что-либо осознавать, практически, невозможно. О каких чувствах можно говорить в трехлетнем возрасте… Я помню, что мы уехали в эвакуацию – на родину отца и матери в костромскую область. Отца забрали на фронт, мама осталась с пятью детьми. Правда, одна сестра была уже взрослой, еще двум сестрам было 16 и 17 лет, а мы с братом были совсем маленькие.

Ассоциации у меня только одни. После возвращения из эвакуации в 1943 году, следующую зиму 1944 года мы полностью провели в помещении. Потому что нам с братом просто не в чем было выйти на улицу. Просто не было зимних вещей. Самым большим лакомством той зимы был бублик с маком, который мать как-то принесла. Утром она постоянно уходила на рынок, покупала там дров, потому что своих не смогли заготовить, а жили в деревянном доме с печным отоплением.

— Как в таких условиях в вашей жизни появился спорт?

— Очень просто. Рядом было несколько стадионов, на которых мы пропадали. Поэтому это было естественным явлением.

— Скажите, а как родители относились к вашему увлечению спортом и вашей последующей спортивной карьере?

— Отец был категорически против. Ругал маму за то, что она допустила, что мы с братом записались в хоккейную секцию. А у отца была основная забота – поставить нас на ноги. Его можно понять, он хотел нас выучить.

— Отец считал, что спорт – это не серьезно?

— Естественно. Что такое спорт, тем более что не только в семье, а во всей нашей родне со стороны матери и со стороны отца, даже близко не было, чтобы кто-то был физкультурником или спортсменом.

ЛЮБОВЬ К СПОРТУ

— Что создало вас, как спортсмена?

— Я думаю, прежде всего, истинная любовь к спорту. Эта любовь всегда во мне сидела и непроизвольно выплескивалась. Если приходил товарищ и приглашал поиграть в футбол на улицу, я всегда отвечал согласием. И делал это с удовольствием. Мне кажется это самое главное, что помогло мне стать профессиональным спортсменом. Я любил тренироваться, любил и играть. Эта любовь прошла через мою спортивную жизнь красной нитью.

— Когда вас просят рассказать о своих главных победах, о чем вы вспоминаете, прежде всего?

— Сразу вспоминаю 12 апреля 1962 года. Моя первая победа в чемпионате Советского Союза. Была ничья с ЦСКА 4:4, которая сделала нас – игроков московского Спартака – чемпионами. Это было ни с чем несравнимое удовлетворение от совершенно неожиданной победы, которую мы особенно не ждали. Спартак тогда был не настолько силен, чтобы реально претендовать на победу.

— А что сегодня способно возродить в вас те эмоции?

— Ничего. Это невозможно. Я совершенно спокойно смотрю хоккей, совершенно спокойно, с некоторых пор, смотрю футбол. Я всю жизнь болел за Спартак, но сейчас спартаковская футбольная тягомотина меня раздражает.

— Какая победа для вас самая весомая?

— Конечно у всех побед разный вес. Например, победу на Олимпийских Играх в Инсбруке 1964 года нельзя сравнить с победой в чемпионате страны. Можно вспомнить 1963 год, когда мы впервые стали чемпионами мира в Стокгольме.

ПРОПАЩИЙ ЧЕЛОВЕК

— Это уникальный случай в истории мирового спорта, когда очень успешный хоккеист одновременно является очень востребованным и на футбольном поле. Вы довольно серьезно играли за футбольный московский Спартак и даже провели две официальных игры в еврокубках. Для вас вообще когда-то существовал вопрос выбора: футбол или хоккей?

— В принципе так вопрос никогда не стоял, потому что, когда возникло предложение с футболом, я уже был игроком сборной СССР по хоккею. И потом стали появляться разногласия у футбольного клуба с Федерацией хоккея, которая категорически возражала, чтобы я играл в футбол. И я подумал, что зачем путь свой ломать? В хоккее был игроком сборной, а футболе еще ничего не достиг. Хотя футбол я очень сильно любил, прежде всего, за необъятное поле творчества: 9 партнеров на поле и вратарь, а какие размеры у поля. В футболе существуют возможности, которых в хоккее нет. Но в хоккее нужно быть ювелирным, потому что ты на коньках с клюшкой, тебя толкают. А в футболе возможности игрока необъятны.

— Николай Старостин говорил: «Обидно мне на тебя смотреть, пропащий ты человек. А ведь каким футболистом мог стать!». Это он серьезно или просто ходила такая шутка?

— Один раз я такое от него действительно услышал. Более того, они как-то пригласили меня играть за дубль. Я сыграл за дубль, а он потом зашел в раздевалку и сказал: «Ну и связался ты с этим хоккеем. Зачем он тебе нужен».

— Будучи олимпийским чемпионом и чемпионом мира, ощущали ли вы ответственность за то, что являетесь пример, способным привести в хоккей, в спорт, изменить жизнь человека?

— Боюсь, что нет. Это в книжках и газетных статьях так все замечательно пишется. У меня, например, никогда не было, если хотите, прототипов – людей, на которых хотел быть похожим. Хотя в юношеском возрасте я многих видел живьем, со многими был знаком. Я жил в Сокольниках, и у нас в парке был стадион, где тренировались все знаменитости: Бобров, Никаноров, Федотов, Водягин, Башашкин. Через мой родной стадион «Ширяево поле» пошло первое поколение спартаковских хоккеистов Соколов, Уваров, Нетто и Татушин, которые совершенно великолепно играли в хоккей с шайбой. Я всех их видел, но никогда никого не копировал.

БЕЗ НАУКИ

— В 1969 году вы оставили хоккей и, окончив Московской авиационной технологический институт, стали аспирантом и принялись за кандидатскую диссертацию. Почему вдруг после льда, вас захватило небо?

— Это было раньше. Сразу после окончания института. Но это не меня потянуло, а меня потянули. Однако прошел десяток лет, и я понял, что не тот институт закончил. Я окончил технический вуз, а к технике и тогда и сейчас душа ну никак не лежит. Конечно, я сдал экзамены, кандидатский минимум, философия, спецпредмет, что-то начал делать, а потом просто бросил. Потому что понял, что это не мое.

— Когда вы только начинали тренерский путь, у вас тогда были какие-то ожидания, и с какими иллюзиями пришлось расстаться?

— Конечно, это была новая стезя для меня, абсолютно неизведанная. Игрок со стороны на тренера смотрит одним взглядом, а когда сам берешь свисток в руки, начинаешь вникать в тренерскую работу и понимаешь насколько это сложно, насколько это тяжело, насколько трудно найти ключик к каждому игроку. Двадцать человек – двадцать характеров. Из них могут быть разные характеры: управляемые и неуправляемые. У меня, в меньшей степени в первый приход в Спартак, и больше – во второй, были люди, с которыми я никак не мог найти общий язык. Недавно один из моих воспитанников давал характеристику многим советским тренерам, и сказал, что когда Майоров у власти, он один человек, а когда не у власти – совсем другой хороший человек. Но так и должно быть. Потому что я должен спрашивать с хоккеистов. Но игрок этого не понимает. Конечно, в жизни я совсем другой.

Надо иметь определенный характер, склонность к этой работе. С новыми игроками у меня всегда хорошо получалось, но затем меня засасывала рутина, в которой я оказывался. Хоккей – очень консервативный вид спорта: вратарь, два защитника и три нападающих. За сто с лишним лет существования хоккея, никто ничего нового не придумал. За это время в футболе сменилось очень многое: 4-4-2, 4-3-3, 4-5-1 и т.д. А в хоккее этого нет. Мы знает 4-5 тактических вариантов, на которых все строится. Поэтому тренер хоккейной команды изо дня в день делает одно и то же, одно и то же. Это и есть та рутина, о которой я говорю. Она затягивает, и потом ты сам на свою работу смотреть не можешь. Поэтому я удивляюсь некоторым тренерам, которые всю жизнь в этой каше варятся.

ДУМАТЬ НА ПОЛЕ

— Вы говорили: «Девять лет работы тренером — слишком большой срок, после 4-5 лет любому тренеру не мешает сделать перерыв, чтобы осмотреться, оценить себя, да и происходящее в хоккее со стороны, а потом можно и вернуться». Вы придерживаете такого мнения и в своей нынешней деятельности?

— Я думаю, что это мое утверждение справедливо для профессий, связанных с нервным напряжением, публичностью. Хотим мы этого или нет, но публичность давит: кто-то тебя любит, а кто-то не любит. На всех публичных людей это давит. На кого-то в большей степени, на кого-то в меньшей. Это тяжело.

— Если говорить о методологии хоккея. Чему вы учили своих воспитанников, чему не учили вас?

— Я учил, прежде всего, соображать на поле, думать. Есть стандарты, от которых нужно отталкиваться. Игрок эти стандарты должен знать на автоматизме, я им учить не должен. Им обязана научить детская хоккейная школа. А вот подправить какие-то нюансы, которые бы раскрасили игру хоккеиста, раскрыли талант еще больше… Это в моей власти.

ОДИН РЕЦЕПТ

— Характеризуя вас, как спортсмена чаще всего отмечают бесстрашие, быстроту реакции, силу воли. Какое качество является самым важным для спортсмена?

— В первую очередь должно быть мастерство. В мое время про нас с братом и Старшинова писали, что мы, мол, можем что-то невероятное закрутить на площадке, забывая при этом об одном. У нас у всех было высочайшее мастерство. Каким бы шустрым и боевым я не был, если бы не умел играть, меня бы никто не запомнил.

— Какой главный совет вы бы дали людям, которые хотят добиться больших высот в жизни?

— Надо любить дело, которому ты всю жизнь посвящаешь. Рецепт только один. Других я просто не знаю.

— Представьте, что вы на 10 минут стали президентом своей страны и у вас есть возможность подписать один единственный указ, который может реально что-то изменить в стране. О чем будет этот указ?

— Такого указа быть не может. Потому что, насколько я понимаю, закон – это совокупность указов, которые вытекают друг из друга. Ну а в нашей стране от одного закона ничего не изменится.

Справка HotSport.ua

Борис Александрович Майоров

Легендарный советский хоккеист

Родился 11 февраля 1938 года в Москве

Всю спортивную карьеру отдал московскому Спартаку. Был капитаном сборной СССР по хоккею в 1962—1965 и 1967—1968 годах.

Двукратный олимпийский чемпион: 1964, 1968

Шестикратный чемпион мира: 163, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968

Бронзовый призер чемпионата мира: 1961

Трехкратный чемпион СССР: 1962, 1967, 1969

Самый результативный игрок чемпионата мира 1961 по системе «гол+пас»

В чемпионатах СССР сыграл 400 матчей, забросил 255 шайб

Заслуженный мастер спорта СССР

В 1999 году введен в Зал славы Международной федерации хоккея с шайбой


Контактная информация: ylk@iskratelecom.ru