Мир каратэ: главная

Информация - путь к развитию

Необходимая оборона

2007-01-06

Виталий Свадковский,

адвокат

(статья впервые опубликована в «Вестнике каратэ» №2(13) от 2002г.)

см. такжеСамооборона (реферат)

“не должен есть себе от соперника первый удар ожидать,

ибо через такой первый удар может такое

причиниться, что и противиться весьма забудет”

Петр I

Вначале статья задумывалась как краткое, насколько возможно простое, объяснение юридического понятия “необходимая оборона”. То есть, я предполагал побеседовать с читателями о внешнем, так сказать, улично-бытовом проявлении этого явления и способах поведения спортсмена в экстремальных ситуациях, когда здоровью или жизни угрожает непосредственная опасность.

Но практика показывает, что умение защищать себя от посягательств хулиганов – это полдела, надо умело вести себя и при общении с сотрудниками милиции и прокуратуры.

Поэтому в статье я хочу рассказать не только о необходимой обороне, но и о последующем поведении человека, попавшего волею случая в непростую жизненную ситуацию.

Занимаясь уже более 25 лет единоборствами и общаясь на бытовые темы с мастерами, инструкторами-преподавателями по единоборствам, я, отдавая должное их мастерству и профессиональной квалификации, всегда поражался абсолютной дремучести в правовых вопросах применения собственных навыков в пиковых житейских ситуациях, связанных с физическим отпором наглецу-хулигану или уличному провокатору. То есть, проблем с тем, как “врезать” не возникает (слава богу, физические кондиции позволяют это сделать). Но, как правило, человека останавливает страх перед неведомым, коим является оценка правоохранительными органами последствий его вероятных действий. В большинстве случаев законопослушные люди добросовестно заблуждаются, рассуждая, что, во-первых, ударивший первым всегда не прав, а, во-вторых, каратиста (боксера, самбиста и т.п.) в этих ситуациях в любом случае “засудят”. Поэтому и своим ученикам они дают советы типа: “не применять полученные навыки ни при каких обстоятельствах”, “если уклониться от схватки невозможно, то ты обязан предупредить нападающего о том, что занимаешься боевыми единоборствами”.

Несколько лет назад мама одного юного спортсмена с восторгом рассказывала о том, как великолепно обучают ее сына. Если на него нападут хулиганы, то он, помня заветы тренера, должен трижды (!?) предупредить их о том, что занимается каратэ. Мне было жалко ее сына, ведь в таких случаях шпана и хулиганы получают преимущество, поскольку не связаны какими-либо моральными сомнениями, уклонение от схватки расценивается ими как проявление трусости, а, узнав о том, что перед ними каратист или борец, они немедленно возьмут в руки нож. О последствиях своих действий хулиганы, по определению, не задумываются.

Так все-таки, бить или не бить, склониться перед хулиганом, отдавая должное незамысловатости и конкретности его суждений, признавая тем самым его законное право на нанесение первого удара, или оказать сопротивление?

Всегда ли не прав спортсмен, давший физический отпор хулигану, посягнувшему на его жизнь, здоровье и достоинство?

Давайте попытаемся ответить на этот вопрос на довольно распространенном примере.

Скажем, вы сделали замечание нетрезвым хулиганам, оскорбительно пристающим на улице к женщине, а те в ответ набросились на вас с кулаками.

У вас несколько вариантов действий.

Первый. Уклоняясь от ударов, вы рассказываете им о том, что долго и прилежно занимались боевыми единоборствами, и что они (хулиганы) не правы. В конечном счете, учитывая ваши спортивные заслуги, вы получите по голове не кулаком, а ломом и надолго станете завсегдатаем медицинских учреждений.

Второй. Обратитесь за помощью к гражданам (зрителям, милиционерам, пенсионерам и т.п.). Если вам не помогут, то смотри окончание варианта 1.

Третий. Вы можете просто убежать. Если женщина, которую вы хотели защитить, не умеет быстро бегать, посоветуйте ей на прощанье, перед тем как растаять в городских джунглях, заниматься легкой атлетикой.

А есть более достойные варианты? Закон говорит, что, безусловно, есть и каждый человек (даже если он каратист) имеет право на необходимую оборону.

Что же это такое “необходимая оборона”?

Статья 37 Уголовного Кодекса трактует необходимую оборону как защиту охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства: “Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой самообороны”.

К безусловно охраняемым интересам общества или государства относятся общественная безопасность, жизнь, здоровье, достоинство, права и свободы граждан, их собственность.

Таким образом, весьма несложным логическим рассуждением мы пришли к выводу о том, что наша жизнь, здоровье, достоинство и собственность охраняются государством. Все это распространяется на наших близких, а также всех людей доброй воли, волею случая оказавшихся в ненужное время в ненужном месте.

В соответствии с уголовным законом право необходимой обороны возникает “независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти”. То есть, вы можете обратиться за помощью к кому-либо, но это вовсе не обязательно. Закон предоставляет вам право действовать самостоятельно.

Исходя из вышеуказанного, переходим к четвертому варианту.

Оценив ситуацию, вы вкладываете всю свою любовь к закону в фирменный удар, годами отрабатываемый на тренировке, переводя хулигана из уличного профессионала в любителя (спортивной ходьбы по больницам).

Скажете, так не бывает? Бывает.

Пример.

Из обстоятельств дела.

В субботу вечером С. и Я. возвращались домой. Во дворе дома С. сделал замечание Р. и Ф. по поводу их вызывающего поведения. Те сбили С. с ног и стали его избивать руками и ногами. Я. Упрашивал и Р. и Ф. не бить С., но те не слушались, грубо его оттолкнули, так, чтоб тот упал, и продолжали бить лежащего на земле С. Поднявшись, Я нащупал в кармане перочинный нож, раскрыл его и, подойдя к Р. и Ф., продолжавшим избиение С., нанес Р. удар ножом в грудь, причинив ему тяжкое телесное повреждение.

Я. был осужден за причинение тяжкого телесного повреждения Р. при превышении пределов необходимой обороны, а Р. и Ф. осуждены за злостное хулиганство.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ прекратила дело в отношении Я., поскольку “из материалов дела видно, что применил нож только после безуспешной попытки защитить друга. При таких данных вывод о несоразмерности средств защиты и нападения является неправильным, поскольку сделан без учета конкретных обстоятельств дела, степени и характера опасности, вынудивших Я. защитить С. от нападения двух здоровых пьяных хулиганов”.

Кстати, в отношении злостных хулиганов Р. и Ф. обвинительный приговор оставлен без изменения.

Как видно из вышеописанного случая, даже применение ножа против хулигана в некоторых случаях является законным и единственно правильным решением. Мы же здесь и далее, для простоты восприятия, будем говорить только о безоружном сопротивлении “оркам”.

Все граждане, в т.ч. и спортсмены имеют право на необходимую оборону. Мы выяснили, что для того, чтобы воспользоваться этим правом вовсе необязательно вначале обращаться к окружающим за помощью, многократно предупреждать нападающих, что сейчас им будет больно и т.д. и т.п.

Сегодня мы остановимся на том, в каких пределах защищающийся имеет право применять насилие по отношению к нападающему.

Не так давно Государственная Дума РФ пыталась принять закон, снимающий пределы необходимой обороны. Это другая крайность рассматриваемой проблемы. На мой взгляд, необходимая оборона – очень тонкое явление. Даже у профессиональных юристов по этому поводу бывают взаимоисключающие мнения. Что касается снятия пределов необходимой обороны, то у меня очень много вопросов к законодателям. То, что поправка в уголовный кодекс вносилась не специалистами, очевидно. То, что снятие пределов даст право гражданам самим вершить правосудие – тоже. Причем, основная мотивация депутатов – милиция не может защитить нас от преступников, граждане должны спасаться сами. Они, очевидно, забыли российские традиции, когда несовершенные законы использовали в первую очередь преступники, а не законопослушные граждане. И нас ждали судебные процессы, на которых, к примеру, будут защищаться права уличных грабителей, убивших бабушку в состоянии необходимой обороны, поскольку она сама на них набросилась.

Принцип любого законодательства, в т.ч. и российского – отсутствующий (в данном случае убитый) всегда не прав. А живые и здоровые всегда смогут найти объяснения своим даже самым фантастическим действиям. Адвокаты помогут. А раз пределов необходимой обороны нет, то бабушка сама виновата.

Поправка о снятии пределов необходимой обороны прошла третье чтение, но затем следы этого закона затерялись. Видимо, есть еще в Российском государстве умные люди.

Дает ли возможность нынешний закон гражданам защищаться? Безусловно, если вы не превысили пределов необходимой обороны.

“Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства”.

Это значит, что превышение пределов необходимой обороны – это не всякое, а явное, т.е. чрезмерное несоответствие средств защиты характеру и опасности посягательства. То есть, закон разрешает при необходимой обороне причинять вред больший, чем тот, который угрожал правоохраняемому интересу. Например, при защите от разбоя или изнасилования обороняющийся вправе причинить не только тяжкое телесное повреждение нападающему, но и смерть.

При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны судебная практика учитывает соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, а также характер опасности, угрожающий обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физические данные, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.).

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападавших такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы. Это значит, что если на вас напала старшая группа детского сада, то вы будете отвечать за любые травмы, причиненные вами разъяренным детям. Если же на вас напала группа футбольных фанатов, то ни в чем себе не отказывайте.

Посягательство должно быть объективно общественно опасным и реальным. Таковым является посягательство, способное причинить существенный вред охраняемым уголовным законом интересам, т.е. личности, обществу или государству. Что это значит? То, что отражаться должно реальное нападение, и вы не должны применять силу к оппоненту, если вам что-то просто показалось.

Из Решения Пленума Верховного Суда:

“Состояние необходимой обороны наступает и в том случае, когда по всем обстоятельствам начало реального осуществления нападения настолько очевидно и неминуемо, что непринятие предупредительных мер ставит в явную, непосредственную и неотвратимую опасность лицо, вынужденное к принятию таких мер”.Это иногда очень трудно определить. Скажем, в ночных условиях на улице или, к примеру, в лифте. Важно уметь спрогнозировать ситуацию. Надо всеми силами избегать положений, когда вы лишаетесь возможности держать дистанцию, достаточную для определения намерений противника.

“Не порождает права на необходимую оборону посягательство, которое хотя формально и подпадает под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности лишено общественной опасности” (ч.2 ст.14 УК РФ). Поэтому за драку на школьной перемене будут отвечать все ее участники, поскольку и повод, и обстановка позволят юристам сделать вывод о том, что скорее всего поводом для драки стало банальное оскорбление, т.е. в самом пиковом случае административное деяние, а не реальная угроза чьей-либо жизни.

Во всех случаях на необходимую оборону не может ссылаться тот, кто своим неправомерным действием спровоцировал ситуацию, при которой окружающие вынуждены были применить в отношении его какие-либо насильственные действия. Например, действия пьяного дебошира, спровоцировавшего драку в общественном месте, и причинившего телесные повреждения задерживающим его лицам, не могут считаться совершенными в пределах необходимой обороны. В данном случае он подлежит уголовной ответственности как и за хулиганство, так и за причинение вреда здоровью законопослушных граждан.

Конечный момент посягательства связывается с его окончанием. При этом посягательство признается оконченным, если угроза причинения вреда обороняющемуся миновала. И все последующие действия ранее оборонявшегося будут считаться актом мести и расправы. Если нападавший на вас сражен первым же ударом и не может оказывать дальнейшее сопротивление, то вы не имеете право его добивать. И это справедливо. Никто не имеет права добивать беззащитного, пусть даже нехорошего человека. Правда, если Государственная Дума РФ все же снимет пределы необходимой обороны, наши представления о порядочности сильно изменятся.

Зачастую не всегда можно объективно оценить, закончено нападение или нет. Сегодня судебная практика исходит из того, что состояние необходимой обороны может иметь место и после окончания акта посягательства, если по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Причем, переход оружия или других предметов, использованных при нападении от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства. Т.е., если вы выбили нож у бандита, но обстановка не позволяет сделать вывод о том, что нападавший отказался от своих намерений, вы вправе продолжать отражать нападение, кстати, используя отнятый нож.

Причинение вреда в условиях превышения пределов необходимой обороны существенно снижает общественную опасность совершенного преступления. В особенной части УК законодатель предусмотрел специальные составы преступления при смягчающих обстоятельствах – убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, значительно снизив наказания за эти преступления. То есть, если кто-то перестарался и превысил пределы необходимой обороны, то он будет отвечать за содеянное по более мягким статьям. Опять же пока. По замыслу Государственной Думы вопрос о необходимой обороне будет решать суд. Вскоре, если защищающийся не докажет реальность имевшего место нападения, то он будет отвечать по самым жестким статьям УК. Если убирают пределы необходимой обороны, то логика подсказывает, что и “мягкие” статьи УК будут упразднены. Судите сами, кто от этого выиграет. Нынешняя квалификация судей и следователей не позволяет надеяться на хорошее.

Осуществление гражданами своего права на необходимую оборону служит интересам предотвращения и пресечения преступлений. Вместе с тем известно, что граждане не всегда прибегают к необходимой обороне, боясь ответственности за ее превышение. В этом виноват не закон, а практика его применения. Что говорить о простых гражданах, когда зачастую у следователей и судей не хватает юридической квалификации, а иногда и профессионального мужества, чтобы разобраться с таким сложным явлением, как необходимая оборона. Большинство ошибок в применении уголовного закона о необходимой обороне заключается в том, что решение по уголовному делу выносится обычно в пользу лица, совершившего общественно опасное деяние, а не в пользу обороняющегося. К тому же, решения юристы принимают не в экстремальных ситуациях, а в тиши кабинетов, а за юридическую безграмотность в России в тюрьму не сажают и с работы не увольняют.

Ошибки иногда исправляются, но не следователями, прокурорами или судами первой инстанции, а судами кассационных или надзорных инстанций. “Брак”, допускаемый органами следствия и суда первой инстанции, достигает по делам такого рода 25%. То есть, отменятся приговор по каждому четвертому делу. И это только по официальным данным проведенных научных исследований. За каждым из этих отмененных приговоров годы тюремного заключения, неправедно осужденных обороняющихся.

Безусловно, это не повод передавать правосудие в руки граждан. Но поднимать уровень сотрудников правоохранительных органов – это слишком долгий и неблагодарный путь. Законодатель решил пойти по простому пути, не подозревая, что выпускает джина из бутылки.

Как бы там ни было, хочу напоследок дать несколько практических советов.

Если на вас напали, постарайтесь хотя бы пока действовать в пределах прежнего УК. Не спешите поддаваться эмоциям и не применяйте без нужды чрезмерную силу.

При общении с сотрудниками правоохранительных органов не спешите изливать им душу, тем более без адвоката. Помните, что большинству прокуроров и следователей безразлично, где вы проведете следующие 10 лет. И дело даже не в том, что они плохие люди. Предварительное следствие – это конвейер. Следователь одновременно расследует больше 10 дел (в прежние времена бывало более 25-ти). С калейдоскопической быстротой перед ним проходят десятки людей. Ваш случай интересен только вам и близким людям, а для него – это рутина.

Необходимая оборона изучается юристами в пределах курса института – объем часов 10, не больше. Если они специально не интересуются этим вопросом, то скорее всего и подзабыли. В конце концов, у них есть плановые показатели, и, если в отношении вас возбуждено уголовное дело, уж они постараются направить его в суд с обвинительным заключением.

Исходя из вышеизложенного, помните классическую фразу американских фильмов: “Все, что вы скажете, может быть использовано против вас”.

Побеседуйте с адвокатом. Выясните сначала его взгляд на эти вещи. Как правило, адвокаты, ничтоже сумнящиеся, берутся за разрешение любых проблем. Но если адвокат раньше занимался бракоразводными процессами, то вряд ли он компетентен. Практика показывает, что наиболее сведущими в этом вопросе являются бывшие следователи прокуратуры, ведь именно они ранее расследовали преступления против личности и знают предмет.

Я хочу, чтобы вы запомнили: все ваше обвинение либо оправдание будет строиться на ваших показаниях. По моему глубокому убеждению, российские исправительные учреждения просто переполнены очень разговорчивыми людьми.

Лично автор в пиковых жизненных ситуациях руководствуется старой американской поговоркой: «Пусть лучше двенадцать осудят, чем четверо понесут». Двенадцать – это присяжные, ну а кто четверо догадайтесь сами.

Контактная информация: ylk@iskratelecom.ru