Мир каратэ: главная

Информация - путь к развитию

Линда Ли. Брюс Ли - мужчина, которого знала только я. Глава 6

2011-05-13
Публикация глав книги посвящается 70-летию со дня рождения Брюса Ли

ГЛАВА 6

Сериал «Зеленый шершень»: Като и Брит Рейд. Актерский талант и кунг-фу Брюса Ли

«Зеленому шершню» было предназначено стать одним из наиболее незабываемых телешоу. О нем можно рассказывать долго много. Еще до того, как фильм был продемонстрирован зрителям, стало ясно, что если кто-нибудь или что-нибудь имеет шанс завлечь зрителя, так это Брюс и искусство кунг-фу. Брюс в процессе подготовки к съемкам несколько раз выступал перед зрителями, он произвел на всех ошеломляющее впечатление, один критик даже написал следующее: «Я могу сказать продюсерам «Зеленого шершня», что им нужно сделать, чтобы улучшить их шоу, - позволить Като написать свой собственный диалог. Он ярок и обладает хорошим чувством юмора».

Фактически, шоу состояло из тридцати эпизодов и его показали в сезоне 66-67 годов. Брюс позже говорил, что он думал, что серии были сделаны излишне прямолинейно и вряд ли могли увлечь взрослую часть аудитории отдаленным напоминанием серий о Джеймсе Бонде.

Брит Рейд и Като имели всегда не более получаса на то, чтобы расправиться с негодяями. В сериях было слишком мало времени и слишком много различных персонажей, поэтому большую часть времени на экране царила полнейшая неразбериха.

И хотя взрослые посчитали историю слишком надуманной и искусственной, дети полюбили Брюса. Даже наиболее злые критики отмечали сенсационность кунг-фу в исполнении Брюса. Один критик писал: «Те, кто наблюдали его, поняли, что, если он и Кассиус Клей оказались бы в одной комнате, то при заключении пари, ставить на Клея было бы совершенно бессмысленно». Все были ошеломлены высочайшей скоростью движений Брюса - он наносил удары с такой скоростью... В действительности, Брюсу пришлось объяснять журналистам, что он был вынужден замедлять свои удары с тем, чтобы камера могла схватить его движения. «В начале это было смехотворно, - объяснял он: - «Все, что вы могли увидеть, так это только то, что люди, находящиеся передо мной, начинали падать. Даже когда я стал двигаться медленнее, камера показывала лишь смазанное движение».

Он сказал одному журналисту: «Одной из основных характеристик должна быть скорость в драке и простота в те моменты, когда Като убирает своих врагов».

Брюс (я должна сделать на этом акцент еще раз) был прежде всего шоуменом - прекрасно разбирался в шоу-бизнесе и знал, как выгоднее себя показать. Но в данном случае существовал лимит, в рамках которого он мог демонстрировать свое искусство.

Китайские фильмы, например, Гонконгской кинокомпании «Ран Ран Шау» имели тенденцию показывать массовые, продолжительные битвы для достижения максимального эффекта от проявления чувства жестокости при обильном кровопролитии. Брюс же, напротив, настаивал на том, что аудитория будет больше поражена и захвачена, когда увидит внезапный, несущий смерть удар и сокрушающее все на своем пути кунг-фу. Пытаясь лучше выразить себя, Брюс позволил себе сделать некоторые моменты более поэтическими, театральными - вот почему зрители увидели его, исполняющим удары ногами в прыжке, которые он никогда не использовал в серьезных спаррингах.

Другой журналист писал: «Целью кунг-фу является отправление противника в ближайший госпиталь за возможно короткое время схватки, то есть то, что Ли называет «максимум боли за счет минимума движений». Для этого подходит все: и удары коленом, и локтем, и пальцами по глазам, и ногой в зубы». Тот же журналист, я думаю, уловил существенную черту многообразного характера Брюса, когда писал: «Когда он не играет этого Като с холодными глазами, то он по своей натуре все равно сходен с ним».

Он непрестанно балагурит, демонстрируя ошеломляющие по координации и по скорости исполнения удары и движения, храбро бросаясь в пучину языка, который он осваивает. Ли говорит: «Семьсот миллионов китайцев не могут быть Вонгом». «Я не пью и не курю, но я жую резинку».

Когда кто-нибудь смел в суждениях, как Брюс, то вполне естественно, что споры будут преследовать его по пятам. «99 процентов системы самозащиты, существующей на Востоке, - не что иное, как абсурд, - говорил он репортерам. - Это разукрашенный джаз. Он хорошо смотрится, но не срабатывает. Если пятидесятикилограммовая женщина будет атакована девяностокилограммовым мужчиной, то единственное, что она в состоянии сделать, так это ударить как можно сильнее в одну из трех следующих точек: глаза, пах, голень. Этого будет достаточно для того, чтобы мужчина на время потерял равновесие, но после этого ей лучше всего будет бежать как сумасшедшей».

«Или возьмите ломание кирпичей и досок ребром ладони. Как часто - я вас спрашиваю, вам приходилось видеть, как кирпич или доска затевали с кем-нибудь драку? Это - типичная клоунада. Человеческое существо никогда не будет ждать, когда его ударят. Огромное множество учеников каратэ так увлечено своими криками, что они совершенно не в состоянии увидеть, что в это время делает их противник, куда уж им до того, чтобы убрать его как можно быстрее. Их инструкторы говорят: «Если твой противник делает это, то ты должен сделать то-то, затем ты должен сделать вот это, после чего, сделать то-то. И пока вы будете вспоминать эти «то-то» и «вот это», другой парень вас уже прикончит. Ведь оказавшись перед выбором - ударить вашего противника ногой по голове или пальцами по глазам, вы каждый раз будете бить по глазам». Когда его спросили о том, какие ученики посещают его Квун, Брюс ответил: «Совершенно не похожие друг на друга люди. Одни хотят просто похудеть. Другие говорят, что они хотят научиться себя защищать. Но я должен сказать, что большинство из них ходят ко мне по одной причине - тщеславие. Ведь все это очень экзотично. Они думают, что они познают Чань-Буддизм и освоят медитацию. Я хочу сказать: если вы хотите заниматься чем-то красивым, вам лучше заняться модными танцами. Какая польза будет для боксера, если он начнет учиться искусству медитации? Он боец, а не монах. Во всех этих поклонах и позах излишне много ритуального. Изучать такой сорт восточного искусства самозащиты все равно, что плавать по земле; вы можете изучить все элементы техники плавания, но если вы никогда не заходите в воду, то все это - полнейшая бессмыслица».

«Эти парни никогда не дерутся. Все, чего они хотят, это разбивать трехдюймовые доски или два кирпича, или еще что-нибудь в этом роде. Зачем? Ведь это не сделает их бойцами».

Такие утверждения были достаточно спорными и, естественно, многие инструкторы испытывали сильное раздражение к Брюсу, хотя лучшие из них такие, как Джун Ри, даже не соглашаясь с ним в чем-то порой, уважали его за откровенность и честность и становились его друзьями на всю жизнь.

Когда он в своих фильмах начал использовать нунчаки, то это вызвало новую волну критики в его адрес. Нунчаки представляют, собой две палки, соединенные ремнем, веревкой или цепью, их применяют в экстремальных случаях. Их использование, конечно, запрещено в некоторых странах мира, а также в нескольких штатах Америки, даже их ношение преследуется законом. Брюс, однако, был твердо убежден в их исключительной привлекательности для зрителя, работа нунчаками добавляет в сцену драматизм. Библиотека Брюса содержала множество книг об оружии как о современном, так и о древнем, как о восточном, так и о западном. Он увидел в нунчаках дополнительный шанс для остросюжетного фильма, к тому же он считал, что нунчаки будут призывать подростков к преступлению не больше, чем винчестер в руках Джона Уэйна. Брюс, как и другие, наделенные божьим даром, обладающие исключительным жаром души и демонической энергией, бесспорно наслаждался той славой и теми льстивыми проявлениями, которые исходили со стороны его обожателей или тех людей, кто просто постоянно вьется вокруг кинозвезд. Большинство этих обожателей появилось после выхода на экран «Зеленого шершня». Он купался в лучах пришедшей к нему известности. Перед ним открылись новые горизонты. Порой он появлялся перед публикой в черном костюме, шоферской кепке и в черной маске Като.

Все это ему очень нравилось; и все же он был уверен, что такого рода популярность является для него несущественной наградой. Действительной наградой для него было то, что он смог впервые проявить себя в достаточно высококвалифицированной работе, все же другие выгоды, пришедшие со славой, даже финансовые, были лишь верхушкой торта. Брюс никогда не был святошей. Он был экстравертом. Он не сдерживал себя надуманными ограничениями. Он жил так, словно жизнь окончится завтра. Маргарет Уолтерс сделала интересное, на мой взгляд, наблюдение. Она говорит, что та интенсивность, с которой он брался за интересующее его дело, его постоянное желание делать все только наилучшим образом, то возбужденное состояние, в котором он почти всегда пребывал, напоминало ей то, что она когда-то прочитала у великого немецкого писателя Томаса Манна. Он писал, что люди, которые расстаются с жизнью слишком рано, словно имеют внутри себя часы, которые предупреждают их о том, что им отведено немного лет, и потому эти люди работают очень напряженно, стараясь сделать как можно больше, в то время как люди, проживающие долгую жизнь, имеют внутри себя часы, которые говорят им, что им нет нужды особо спешить.

Брюс часто производил впечатление самодовольного человека. Он любовался своей собственной силой и динамической мощью. И он хотел, чтобы люди разделяли с ним эту любовь.

Питер Чанг, снимавшийся в «Зеленом шершне», вспоминает, что некоторых участников съемок сильно раздражало поведение Брюса. «Он постоянно демонстрировал всем свои мышцы, показывая им, насколько он силен. Я не могу понять, почему они так раздражались, только потому, что он был силен, что хотел показать им, каким он сделал свое тело. Нет, они, конечно, прямо в глаза ему ничего не говорили, но когда он уходил в сторону, все слышали, как кто-нибудь из них произносил: «О черт, дерьмо, проклятый болтун». Нет, он им не был, и в этом они сильно заблуждались. Просто он был силен. И он был исключителен».

По моему мнению, Брюс умел производить впечатление. Он знал о том, насколько он хорош. Он понимал, как много он в состоянии сделать, но он всегда избегал быть напыщенным. «Я никогда не скажу, что я - первый номер, но я не желаю быть вторым». От излишней напыщенности его спасало то, что он был всегда в состоянии посмеяться над самим собой. Когда в его жизни наступил очень тяжелый период, и он почувствовал себя очень скверно, то он на своем письменном столе поместил надпись, которая гласила «Прогуляйся». В то же время он повесил в комнате мрачный плакат, на котором были изображены два стервятника, сидящих друг против друга в пустыне около скелета коровы, и один стервятник говорит другому: «Терпение, приятель, скоро я кого-нибудь убью!» Несмотря на весь успех, славу, лесть, охоту за его автографами, он продолжал все так же упорно работать над собой, много времени уделял самообразованию. Он жил, руководствуясь принципами Инь-Ян. Он и Дэнни Иносанто проводили вместе часы, бродя по Лос-Анджелесу, и Брюс постоянно заходил в книжные магазины, особенно в букинистические. Очень быстро он собрал колоссальную библиотеку, движимый ненасытным желанием узнать все, что только можно было узнать о воинских искусствах, об их самых эффектных и самых эффективных формах. Он покупал книги, в которых описывалась техника работы с мечами и другими видами оружия, книги о тактике поединков, включая бокс, борьбу. Он хотел выжать из них все самое лучшее и применить это в своих занятиях кунг-фу, а также для боевых сцен своих будущих фильмов. Он брал с собой книгу, куда бы ни шел, даже тогда, когда знал, что у него будет мало шансов ее прочитать. Он, к счастью, развил в себе способность полностью сосредоточиться на чтении, ничего не замечая вокруг себя.

Я часто видела, как Брюс спокойно читал, в то время, как вокруг него был страшный шум и гам, дети кричали и плакали, двери скрипели и хлопали, люди приходили поболтать. Он мог совершенно отключить свое внимание от всего, вокруг него происходящего. У меня было такое впечатление, что в таком состоянии он не заметил бы и землетрясения. Все его идеи и мысли в это время могли быть поглощены каким-нибудь очень отдаленным периодом китайской истории. Брюс мог читать книгу, даже выполняя в это время какие-нибудь физические упражнения. До и после появления «Зеленого шершня» он проводил много времени, демонстрируя искусство кунг-фу. Он выступал в любых условиях, в любых местах, в парках, во время клубных митингов и т.д. Чаще всего бесплатно, иногда за деньги. Он показывал, как надо наносить джеб пальцами, как наносить удар кулаком. Он ни разу, никого не ударил, но бил ногами так быстро, что если зритель во время демонстрации удара моргал, то мог ничего не увидеть. Иногда он клал кисти рук на кисти рук своего оппонента и просил его попытаться помешать ему нанести удар в грудь рукой, но никто не успевал защититься. Брюс называл это упражнение «липкие руки» - одно из упражнений стиля Винг Чун.

Он показывал, как он отжимается только на больших пальцах рук, ломал ударом ноги восемь двухдюймовых досок, связанных вместе веревкой, и даже пробовал (и, конечно с успехом) показывать публике одно из самых сложных упражнений - разбивал пять дюймовых досок, подвешенных на веревке перед ним. В целом он ненавидел этот тип показательных упражнений, считая, что все это бутафория, ничего общего не имеющая с искусством самообороны. Вообще, очень просто можно запечь или высушить кирпичи и доски так, что они становятся настолько хрупкими, что почти каждый может сломать их (я сама в состоянии сделать это). Поэтому Брюс очень редко включал эти упражнения в свои выступления, но раз или два он делал это, чтобы показать, что он тоже может это сделать, если захочет. Но все эти трюки его ужасно раздражали, особенно когда он видел, как их преподносят другие мастера перед телевизионными камерами. «Какое отношение это может иметь к драке?»

Посредством «Зеленого шершня» он впервые почувствовал, что значит становиться идолом для публики, и как это может порою пугать. Люди дрались друг с другом, чтобы получить его автограф или только из-за того, чтобы лишь дотронуться до него. «Иногда меня это все просто ужасало. - сказал он однажды репортеру журнала «Black Belt». - Как-то раз, на турнире в Madison Square Garden, я попытался войти в помещение через боковую дверь, меня сопровождали три мастера каратэ. Еще немного и меня бы раздавила толпа, лишь чудом я успел выскочить наружу через другую дверь». Во Фреспо, штат Калифорния, Брюс попал в толпу орущих поклонников: на нем рвали одежду, хватали за руки и за ноги, пихали, душили в объятьях. Позже он сказал:«У меня не было никаких сил, чтобы себя защитить».

Шестьдесят процентов поклонников были молодые парни, но удивительно много оказалось и девушек. Его сверкающие черные глаза, симпатичное лицо нарушили то бесстрастное, непроницаемое отношение белых людей к китайцам, которое существовало на протяжении десятилетий. Молодые американцы были ошарашены удивительным кунг-фу. В итоге все это счастливым образом изменило наши финансовые дела. Через несколько месяцев ошеломительного успеха Брюса я обнаружила, что почти не могу вспомнить тот период 1966 года (До выхода на экран в июне «Зеленого шершня»), когда мы практически во всем себе отказывали.

Теперь ему платили 400 долларов в неделю, и первый свой чек он получил исключительно вовремя, - мы уже не могли оплачивать свою квартиру и другие расходы, но тем не менее у Брюса практически всегда было светлое и оптимистическое выражение лица. Его друг Джон Ри говорит: «Он был поразительно уверенным в своих силах человеком, и если его что-то волновало, то он никогда этого не показывал. Я помню, как однажды спросил его: «Слушай, неужели ты никогда ничего не боишься?» Он ответил: «Конечно, боюсь, но какой смысл в том, чтобы из-за этого убиваться».

Он определенно был всегда настроен оптимистически. Вот, например, когда отсняли «Зеленый шершень» и он остался без работы (во всяком случае, у него не было достаточно средств для того, чтобы обеспечить своей семье тот образ жизни, который он хотел) то его все время ужасно раздражало, когда кто-нибудь говорил, что обстоятельства таковы, что ему придется затянуть потуже пояс.

«Черт с ними, с этими обстоятельствами. - взрывался Брюс. - Я сам себе устрою нужные обстоятельства». В действительности, хотя мы тогда об этом не подозревали, «Зеленый шершень» принес впоследствии много денег Брюсу, когда его фамилию начали раз за разом повторять по отечественному телевидению, а затем продали серии за границу. Нам это дало возможность купить прекрасный дом в районе Апер Бел Эйр, мы были этому ужасно рады, и хотя он не был роскошным, напротив, это был обычный дом, но это был наш первый собственный дом, и это делало его для нас особенным домом. Но это совершенно не значит, что Брюс решил вести роскошный образ жизни. Брюс - я должна пояснить - никогда не считал имущественное положение чем-то важным и необходимым. Не вещи и деньги хотел получать Брюс от жизни. Но он хотел обеспечить себе и своей семье безопасность, что означало бы независимое положение. Кроме того, он желал, чтобы его оценили правильно и по достоинству. Исключительность, высокий класс, выдающиеся достижения - называйте это как хотите, вот то, к чему он на самом деле стремился.

О деньгах он думал как о предмете, который у него появится совершенно естественным образом, когда он достигнет уровня высшего класса в своей работе. Он никогда не думал, что сможет игнорировать деньги, но «делать» деньги никогда не было его основной целью. Он смотрел на деньги, положение в обществе и все то, что обычно сопутствует успеху, без нездорового интереса, понимая их естественное предназначение. Он никогда не падал ниц перед богатым человеком и его именем и то, что среди его друзей было много знаменитостей, для него ничего не значило. Он часто говорил, что хороший обувщик не менее важен, чем человек, делающий важный фильм. Даже когда он сам еще не был знаменит, он всегда чувствовал себя равным среди равных и никогда не чувствовал себя представителем низшей расы, только потому, что он был китайцем. Отчасти, возможно, это происходило из-за того, что он был уверен в своем будущем успехе. Когда мы жили относительно бедно, он, конечно, обращал внимание на богатых людей и их стиль жизни, но в нем никогда не просыпалось чувство зависти к ним, во-первых, я думаю, потому, что он не слишком заботился о том, будут ли у него красивые, дорогие вещи или нет, во-вторых, он всегда был решительно настроен на успех. Я всегда чувствовала в нем эту громадную уверенность в своих силах. Казалось, что я даже вижу, как внутренняя энергия выходит из него, он просто весь светился. Ощущая его веру в успех и чувствуя в нем исключительной силы дух, я знала, что рано или поздно, но успех неизбежен.

Мне кажется, что возвращение к работе инструктора в зале, в котором продолжал вести занятия Дэнни Иносанто, было бы для Брюса шагом назад. Преподавание потребовало бы от него громадных затрат времени и энергии. Брюс, я думаю, понял, что наступило время, когда ему необходимо принять решение. Совмещать работу в зале, одновременно рассчитывая на успех в кино, возможности не было. Один из тех, кто повлиял на развитие его карьеры, был ассистент режиссера «Зеленого шершня» - Чарльз Фитцсимонс. Впоследствии Чарльз стал одним из его лучших друзей. Брюс часто ходил с ним ужинать во время работы на студии, и именно от Чарльза Брюс впервые услышал идеи о том. как сделать карьеру в кинематографии, и как кунг-фу может помочь ему достичь высокого уровня жизни. Чарльз предложил Брюсу вместо того, чтобы брать с ученика по 25 долларов в месяц, обучать каждого в отдельности и брать по 50 долларов за час. Даже Брюс был ошарашен этим, но Чарльз обратил его внимание на то, что Голливуд полон богатыми людьми, которые с удовольствием заплатят такие деньги (в действительности, его обычной платой позже стали 250 долларов за час, а Роман Поланский, например, предоставлял ему свой самолет, чтобы Брюс мог прилетать к нему в Швейцарию). Джей Себринг однажды познакомил Брюса со Стивом Маккуином, ставшим впоследствии его учеником. Брюс со Стивом очень быстро подружились, у них было много общего, так, например, они оба любили быструю езду и, как только Брюсу удалось собрать достаточно денег, он купил себе «Порш». Брюс обнаружил в Стиве способного ученика, вообще, у Стива было тяжелое детство, ему часто приходилось участвовать в драках, происходящих между бандами подростков, поэтому он очень быстро схватывал элементы кунг-фу.

Брюс часто говорил, что Стив по природе своей - «боец», в то время как Джеймс Коберн - «философ». Различия между двумя звездами заключались в том, что один был исключительно физический человек, в то время как другой больше интересовался философией, заложенной в основу воинских искусств. Частные уроки, которые Брюс давал своим ученикам каждому в отдельности, стали наиболее доходной частью его деятельности. В это же время к нему стали приходить на занятия некоторые из сильнейших мастеров каратэ Америки. Позже газета «Вашингтон Стар» писала: «Трое учеников Брюса - Джо Льюис, Чак Норрис и Майк Стоун разыгрывали между собой чемпионские звания практически на всех турнирах, проводимых в США. Так, Джо Льюис был в течение трех лет чемпионом США в абсолютной весовой категории. Брюс Ли на занятиях с ними ведет себя как заботливый и терпеливый отец, который видит, как порой смущается, делая ошибки, его чадо. Представьте себе такую картину: вы входите в салун на Старом Западе и видите перед собой самого скорострельного парня - грозу всей округи, стоит только взглянуть на его кольт, весь испещренный засечками. И вдруг входит миловидный, некрупного сложения молодой человек и говорит ему: «Сколько раз я должен говорить тебе о том, что ты делаешь это неправильно». А тот слушает его с предельным вниманием и почтением. Луис Дельгадо сказал журналисту «Black Belt»: «Я никогда не встречал кого-либо, кто приводил бы меня в состояние такой полнейшей беспомощности, как это делал Брюс. Я просто весь трепетал от благоговейного страха, когда спарринговал с ним».

Я считаю, что самую большую дань за обучение выплатили Брюсу Чак Норрис и Джо Льюис. Чак с экрана телевизора перед миллионами зрителей назвал Брюса своим учителем и сказал, что считает его просто фантастическим явлением. Джо, получая корону в тяжелом весе, поблагодарил публично Брюса за то, что тот помог ему намного улучшить технику боя. Слова Джо Льюиса, являющегося новатором в каратэ, значат многое. Брюс до такой степени хорошо показал ему, как улучшить технику и увеличить мощь ударов, что Джо на одной из тренировок сломал Бобу Уоллу (еще один чемпион) три ребра.

Дэнни Иносанто говорит: «Весь секрет в ударах ногами, как этому учил Брюс, состоит в том, чтобы уметь управлять своим гневом. Я помню, как однажды он попросил меня нанести удар ногой. Он держал в руках специальный щит, а я в течение пяти минут отчаянно пытался улучшить свой удар. Я был совершенно уверен в том, что выкладываюсь полностью, но Брюс остался недоволен. В конце концов, он не выдержал и дал мне пощечину, сказав при этом: «Ну а теперь ударь!» Он поднял щит, меня переполняла ярость, и я взорвался! О, это была фантастика!» Брюс редко пользовался таким способом стимулирования во время занятий с учениками, но он очень хорошо знал темперамент Дэнни и поэтому решил, что это будет то, что нужно. «Black Belt» готовил ряд статей о Брюсе; Максвел Поллард, бравший у него интервью, отмечал, что Брюс никогда не пил и не курил и делал все возможное, чтобы постоянно быть в хорошей форме - утро начинал с пробежки на 1,5-2 км в сопровождении своей собаки Бобо, затем разминка и оттачивание техники, основную тренировку он проводил в полдень. Но что особенно потрясло мистера Полларда, так это то, что, проговорив с Брюсом четыре часа, он дважды предлагал ему выпить чашку кофе, но последний отказался даже от этого. Первый раз он попросил молока, второй - фруктового сока.

В Квуне, находящемся в китайском районе, Брюс долго разговаривал с Поллардом, а затем журналист наблюдал, как Брюс тренировался с Дэном Ли, одним из лучших друзей Брюса и первоклассным мастером кунг-фу. «Частные уроки, как правило, не интересны, - объяснял Брюс. - Мне доставляет намного больше удовольствия, когда я занимаюсь с людьми, которые способны выдержать условия общепринятой тренировки. Они способны лучше понять и оценить то, что я им даю. Когда я обнаруживаю среди них одаренного и с огромным желанием тренирующегося ученика, я не беру с него ни цента». Дальше репортер писал: «Он двигается в зале, как пантера, контратакуя, вступая в ближний бой, и тут же разрывает дистанцию, удары наносит с огромной силой, время от времени применяя удары по голени, пальцами по глазам, удары в солнечное сплетение, удары локтями и коленями». Но при этом Полларда поразила постоянная раскованность, с которой передвигается Брюс, расслабленность его тела. Движения Брюса отшлифованы, изысканны, это движения бойца-примы, наносящего свои удары с поразительной экономичностью. Его движения - это удивительная смесь стиля Винт Чан и западного фехтования». К этому времени личное понимание кунг-фу Брюсом развилось настолько, что он дал своим принципам название - «Jeet Kune Do». Он объяснял это название следующим образом: Jeet - означает «остановить, перехватить, опередить, преградить, прервать», Kune - означает «кулак или стиль» и Do - означает «путь или истина».

«Другими словами» - говорил Брюс: это «прямое выражение чувств и эмоций индивидуума, посредством минимальных затрат движений и энергии. Во всем этом нет ничего мистического. Движения мои просты, направлены в цель и не классически. Я не использую ни классических стоек, ни перемещений, потому что они излишне ритмичные». Поэтому, когда он сам спарринговал, он использовал рваный ритм. Дальше он продолжал: «Классические формы тщетно пытаются «арестовывать» и «зафиксировать» постоянно меняющиеся ситуации, возникающие в реальном бою, рассекая их и анализируя словно труп. Но если вы участвовали в реальном бою, то вы не с трупом деретесь. Ваш противник живой, движущийся объект, который не застывает -на одном месте, он чувствует, и он действует. Это заставляет и вас действовать реально, ведь вам противостоит не робот».

Поллард попросил Брюса объяснить ему, что он подразумевает под направленностью «прямо в цель». Он еще не успел договорить фразы, как Брюс выронил из рук бумажник. инстинктивно Поллард сделал резкое движение рукой и поймал бумажник. Брюс, улыбнувшись, сказал: «Именно это и есть» направленность, вы сделали то, что в данном случае является самым логичным. Вы не; тратили драгоценное время. Нет, вы сделали естественное движение и поймали его, вы не садились на корточки, не стали подползать под него, или занимать позу всадника или передвигаться к нему, используя классические перемещения, и все это для того, чтобы поймать бумажник. А вот если бы вы действовали так, как я перечислил, то потерпели бы неудачу. Другими словами, если кто-нибудь схватит тебя за ворот рубахи, ударь его! Не пытайся применить ненужные и лишенные простоты движения! И если вы будете действовать просто и решительно, то единственной потерей для вас будет разорванная рубаха»! Затем Брюс, объясняя процесс возникновения Jeet Kune Do, сказал следующее: «Когда скульптор работает над статуей, то он достигает необходимого ему результата не тем, что прикладывает один кусок к другому, напротив, он отсекает все не существенное до тех пор, пока не проявляется ясно суть того, что он хотел выразить в камне.

Jeet Kune Do не означает того, что к имеющемуся уже добавляется еще что-то новое. Нет, оно имеет, прежде всего, тенденцию свести все к самому необходимому минимуму. Другими словами, убрать все не существенное. Следовательно, это значит не ежедневное наращивание, а ежедневное сокращение. Искусство - это прежде всего самовыражение.

И чем более определен и ограничен в своих рамках метод, тем меньше возможность выразить свое собственное понимание свободы. Хотя она имеет большое значение на ранней стадии обучения, техника не должна быть слишком механической и неизменной по форме. Если мы будем ее слепо исполнять, то мы автоматически угодим в сети ее ограничений. Помните, вы выражаете технику, а не выполняете технику. Если кто-то атакует вас, то ваш ответ не должен быть: техника номер 1, позиция номер 2, секция номер 4, параграф номер 5. Напротив, ваши движения должны быть словно эхо, появившееся вслед за звуком без какого-либо промедления и сомнения.

«Джеймс Кобурн, еще один ученик - «знаменитость» - Брюса, ярко описывает, что значит быть учеником Брюса. К тому времени, как Джеймс стал его учеником, он уже изучал каратэ у одного из опытных инструкторов, это ему потребовалось для исполнения роли в фильме «Наш человек Флинт».

«Во время первой нашей встречи с Брюсом он попросил меня продемонстрировать то, что я умею, с тем, чтобы выяснить мой уровень. Я наносил различные удары, передвигался, защищался и т.д. После этого он занимался со мной по три раза в неделю в течение пяти месяцев. Вскоре мы стали очень хорошими друзьями. В кунг-фу меня больше интересовало духовное начало, в то время как он погружался во все аспекты кунг-фу, и в духовные и в физические. Его методы обучения не были обучением в общепринятом смысле, скорее, это был обмен идеями, он помогал вам обнаружить ваши сильные и слабые стороны. Четыре года длилась наша дружба, часто я уезжал, и мы расставались на время, но когда я возвращался, каждый раз удивлялся тому, насколько Брюс в своем мастерстве продвинулся вперед.

Шаги, которыми он шел к совершенству, были поистине шагами гиганта. Да, он всегда обладал колоссальной энергией, казалось, еще немного и произойдет взрыв. У меня всегда было такое впечатление, что Брюс выращивает ее внутри себя. К тому же, если все нормальные люди тратят энергию в процессе работы, то он, напротив, словно приобретал ее. Мы тренировались два с половиной часа, и к концу тренировки он был полон сил - вы чувствовали себя совершенно выжатыми. Выше всего он ценил простое легкое движение, один удар, которым он пытался сразу закончить поединок.

В Jeet Kune Do нет определенных, раз и навсегда установленных жестких методов, каждый вправе изобретать что-то свое. Его принцип - это прежде всего совершенство. Однажды мы отрабатывали с ним упражнение, которое Брюс называл «навести мост через пропасть». Это дистанция, на которой вы должны находиться от вашего противника, с тем чтобы успешно его атаковать, то есть другими словами - дистанция, на которую вы можете к нему приблизится и в то же время не получить удар в ответ. Успех этого упражнения зависит от того, насколько точно вы изучили вашего соперника, и насколько точно вы изучили самого себя, и тогда в итоге вы с вашим оппонентом начнете составлять одно целое, вас уже невозможно будет отделить - действие одного мгновенно вызывает противодействие другого. Вы знаете, никому не удавалось достать Брюса, если он этого не хотел, он был дьявольски хорош.

Он позволил мне достать его пару раз, с тем, чтобы я прочувствовал реальный смысл этого упражнения. И в то время как вы физически выполняли упражнение, вы одновременно учились преодолевать психологическую неуверенность в своих силах.

Очень важным в характере Брюса являлось то, и я хочу это особо подчеркнуть, что он сам постоянно продолжал учиться. День ото дня приносил ему все время что-то новое, потому что он находился в постоянном поиске. Он мог подбежать к тебе и с восторгом продемонстрировать новый удар, который он изобрел - «Бам, бам, - ты только посмотри, ну-ка попробуй, ты!» - кричал он, и я пробовал и чувствовал поток энергии. В начале расслабленное движение и только в конце концентрация, словно удар кнутом - «танг».

С тех пор, как он начал много времени уделять технике ударов ногами, мы очень часто использовали для этого большие набивные мешки. Я помню, как я однажды принес в зал совершенно новый мешок, весом около 50 килограммов на большой металлической цепи. Брюс решил, что мешок немного жестковат. «Пожалуй, это не совсем то, что тебе нужно, - сказал он, - но тем не менее мы поработаем с ним сегодня, может, я сумею сделать его для тебя помягче».

Он разбежался и нанес боковой (йоко) удар ногой - цепь разорвалась! Да, да, вы правильно меня поняли, мешок висел на тридцатикилограммовой цепи - и он порвал цепь, и сделал в мешке дыру - мешок пролетел по воздуху несколько метров, вылетел на улицу и упал там на середину лужайки. Совершенно новый мешок пришел в негодность. О, господи!

А что вы могли сделать под его руководством! Однажды он решил показать мне, что ломать доски не сложно, и я могу в этом сам убедиться. «Сними ботинок», - сказал он мне, что я и сделал, затем он показал мне, как правильно использовать пятку и... - Бамс! Чувство бесподобное - доска поддалась. Брюс похлопал меня по плечу и сказал: «Отлично, а теперь, может, приступим к настоящей работе?»

См. также:

Глава5

Глава4

Глава3

Глава2

Глава1

Брюс Ли - человек легенда


Контактная информация: ylk@iskratelecom.ru