Мир каратэ: главная

Информация - путь к развитию

О детях, родителях, каратэ и педагогике. Часть 1

2010-04-27

Размышления детского тренера

Посвящается памяти Учителя физической

культуры Ольги Васильевны Садовниковой

Работники российских детских воспитательных учреждений констатируют, что современные дети значительно уступают своим сверстникам 20-ти, 30-ти летней давности в эмоциональном и умственном развитии. Такая неприятная новость прозвучала недавно в передаче «Черные дыры, белые пятна» телеканала «Культура».

То, что современные дети в физическом развитии заметно уступают своим сверстникам из 20 века – это известно. Но то, что они уступают им еще в эмоциональном и умственном развитии, факт, казалось бы, невероятный.

Но невероятным этот факт кажется только на первый взгляд. По здравому размышлению приходишь к выводу, что педагоги, выступавшие на телеканале «Культура», правы.

Я занимаюсь с детьми около 30 лет и имею возможность наблюдать за процессом.

Последние 10 лет я преподаю каратэ в частной школе. Некоторый негатив в развитии обучающихся я наблюдал давно, но полагал, что он связан с проблемами воспитания конкретных детей, а также некоторыми особенностями контингента. В последнем случае я имею в виду, что в каждой частной школе есть дети, имевшие проблемы в общении со своими сверстниками из обычных школ.

Сейчас я вынужден признать, что это проблемы не частные, а системные.

Вспоминая собственное детство, тренерский опыт 10-ти, 25-летней давности приходишь к неутешительному выводу – современные дети по всем позициям уступают своим предшественникам, а нашему (советскому) поколению проигрывают просто с оглушительным результатом.

Объяснение этому неприятному факту профессионалы непременно найдут. Версии будут выдвигаться различные, от непрерывного воздействия СМИ на юные души до экологии.

Попробую и я изложить свое видение проблемы.

Советская эпоха.

Мальчик советского периода был участников множества совершенно независимых коллективов – школьный класс, дворовая шпана, отряд в пионерском лагере, спортивная секция, творческий кружок во Дворце пионеров. В этих коллективах советский мальчик играл разные роли, мог быть заводилой во дворе, середняком в секции, двоечником в школе. Опыт общения в коллективах был неоценим и, самое главное, мальчик имел право на ошибку. Если он неправильно повел себя в одной группе, проявил малодушие, бесхарактерность, эгоизм или жадность, то детский коллектив реагировал на эти слабости весьма жестоко. Но мальчику всегда предоставлялся шанс поработать над ошибками в другой социальной группе, а затем вернуться в прежний коллектив иным человеком.

Ребенок просто обречен был работать над собой, если только не предполагал остаться на вечном положении парии или «шестерки».

Советский опыт был чрезвычайно полезен для последующей социализации. Отрицательным было то, что неустойчивый мальчик мог морально сломаться и, сложив свой отрицательный опыт во всех коллективах, занять место вечного изгоя.

Но шанс проявить себя имел каждый. Была мотивация для исправления собственных слабостей и способы совершенствования – читай, познавай, тренируйся, побеждай.

В качестве частного примера приведу собственные наблюдения. В моем далеком детстве в 4-5 классах московской школы верховодили спортсмены, красивые и мощные физически ребята Леша М. и Володя Б., чемпионы Москвы по легкой атлетике. В шестом классе в лидеры выбился Володя Г., лидер местной шпаны, маргинал и драчун. Но к выпускному классу прежние авторитеты сошли на нет и на первое место вышел Вадим Ф., спортсмен и умница, прекрасно владеющий немецким языком, отлично играющий в футбол, занимающийся на подготовительных курсах престижного ВУЗа и, к тому же, кандидат в мастера спорта по дзюдо.

Вот такой был уровень конкуренции и диапазон развития.

Эмоциональный и образовательный фактор, на мой взгляд, чрезвычайно связаны. Эмоциональные переживания предполагают творческую работу над собой и создают условия для дальнейшего совершенствования личности. Возможно, это подход утилитарный и примитивный (в научном понимании), но мне он многое объясняет.

Мне пришлось над своими ошибками работать в интернате, школе, ПТУ (очень жестокий опыт), заводском коллективе, армии, ВУЗе. Как человек, выросший в насквозь социальном обществе (именно в отрицательном значении русского философа Зиновьева), могу твердо сказать, что советский детский сад, школа и армейская рота были сильно похожи.

А люди с другим опытом утверждают, что и тюрьма не сильно отличалась от вышеуказанных институтов.

В советском обществе успеха добивались те, кто имел социальный опыт выживания и адаптации. Этот опыт перенесен и на постсоветскую эпоху. Подобный путь прошли все нынешние формальные и неформальные лидеры страны.

Социальным правилам поведения люди обучаются. Делают они это на собственном опыте, глядя на других, в процессе воспитания их другими людьми, благодаря образованию, экспериментам и т. п. Они напрашиваются сами собой. У людей хватает ума открыть их для себя, а общество поставляет людям гигантские возможности для тренировок. В большинстве случаев люди даже не отдают себе отчета в том, что они проходят систематическую практику на роль социальных индивидов, осуществляя обычные с их точки зрения житейские поступки. И они не могут этого избежать, ибо, не обучившись социальным правилам, они не могут быть жизнеспособными. (А.Зиновьев «Зияющие высоты»)

Современный период.

В современных условиях родители получили возможность индивидуального обучения и воспитания собственного ребенка в закрытых учебных учреждениях.

Источники приобретения социального опыта у современного ребенка весьма ограничены: дошкольный возраст – бабушка или няня, затем частная школа, с очень небольшим количеством учеников, либо приходящие на дом педагоги, элитный ВУЗ.

Все.

Няня и современная частная школа не могут, по определению, подготовить ребенка к самостоятельной жизни, а опыт общения в других социальных группах (двор, секция, армия) исключен по определению или существенно ограничен.

Речь даже не о том, что ребенку негде себя проявить, хотя это очень серьезно. Воля, как и мышцы, требуют постоянного напряжения и совершенствования. Проблема в том, что место, занятое современным мальчиком в социальной иерархии класса, предполагает некоторую заданность и обреченность. Опыта общения в других коллективах нет. Детского коллектива во дворе не существует. Спортивные секции и творческие кружки находятся в стенах той же школы, в рамках внешкольного обучения, следовательно, коллектив тот же и социальные роли в нем не меняются.

Я уже давно не удивляюсь тому, что у современных мальчиков начисто отсутствует волевое усилие. Они не привыкли напрягаться ни умственно, ни физически. Зачастую их поведение вызывает недоумение – наушничанье, кляузы, отсутствие воли, непобедимая лень. В советских дворах такое поведение было немыслимым.

Это что касается частных школ. В обычных российских школах с социализацией все в порядке, ребенок каждый день идет как в бой. Но там другая беда – закладывается тот базовый уровень образования, который в дальнейшем не позволит подняться человеку по социальной лестнице. В частных школах хотя бы преподаватели квалифицированные. В обычных школах этой роскоши нет. Полная безнадега – при жесткой социализации, обреченная заданность и невозможность что-либо изменить.

Складывается весьма любопытная, но не жизненная конструкция – в частных школах воспитываются лидеры в принципе не способные взять на себя лидерство, а в обычных школах прирожденным лидерам проводят многолетние сеансы учебно-воспитательной лоботомии.

О социальных законах.

Самое страшное то, что современное российское общество еще более социально, чем советское общество. Социально – значит, более жестоко. Всякие «благоглупости» вроде «Морального кодекса строителей коммунизма» и вытекающие из него постулаты типа «человек человеку друг» окончательно упразднены. Религия, как сдерживающий моральный фактор, ни в советские, ни в российские времена серьезно не воспринималась. Свобода печати в современной России есть, как и свобода игнорировать выступления прессы. Так что все вышеуказанные факторы сдерживания социализации равны нулю.

Немного о понятиях и определениях.

Мне близка и понятна точка зрения русского философа А. Зиновьева о социализации и социальных законах. Абсолютно социальной структурой является крысиная стая или первобытное общество, где вся полнота власти принадлежит самому сильному индивиду. Остальные особи занимают свое место в иерархии исходя из уровня физического развития и собственной изворотливости. По мере своего развития человеческое общество изобретало средства, ограничивающие действие социальных законов. «Прогресс общества в значительной мере происходил как процесс изобретения средств, ограничивающих и регулирующих действие социальных законов. Мораль, право, искусство, религия, пресса, гласность, публичность, общественное мнение и т.п. изобретались людьми в значительной мере (но не полностью, конечно) как средства такого рода» (А.Зиновьев).

Все человеческие общества социальны, но уровень их социализации не одинаков. В развитом демократическом обществе уровень социализации ниже. Современная Россия с точки зрения социальных законов вернулась (по моему мнению) в первобытное состояние.

В постсоветской России современной идеологии нет, и в ближайшее время не появится. Для этого потребуется изменение экономической системы. Именно поэтому предложение А.И. Солженицына использовать в качестве национальной идеи тезис «сбережения людей» останется невостребованным.

Мир нынешней России более беспощаден, чем был 30 лет назад, но ребенок выходит в него совершенно не подготовленным. Его социальный опыт неадекватен российской действительности.

Некоторые родители чувствуют это и действуют ровно наоборот, подсознательно оберегая свое чадо от ненужных, на их взгляд, контактов, надеясь, что ребенку удастся избежать печального опыта социального общения. Но это срабатывает не всегда. Не всем удается уехать из России. А самый печальный пример неадекватности социальной подготовки – Российская армия. Социально неадаптированный ребенок там обречен.

В американской кинокомедии «Близнецы» высокообразованный, но начисто лишенный социального опыта положительный герой (Арнольд Шварценеггер) и социализированный маргинал (Денни де Вито) складывают свои усилия и добиваются впечатляющих успехов.

Россия – не Голливуд, и российские дети не имеют знаний и навыков героя Шварценеггера. Но даже в американских фильмах без социального опыта, что называется, «ловить нечего».

В каждой киношутке есть доля шутки, но теперь начинаешь понимать, почему американские миллиардеры заставляют своих отпрысков работать официантами в забегаловках. Именно для приобретения недостающего социального опыта, хотя у нас это по-прежнему воспринимается как чудачество.

Окончание следует.

В.А. Свадковский

Редактор сайта «Мир каратэ»

Адвокат

См. также:

Война детей

Советы родителям

О детях, родителях, каратэ и педагогике. Часть 2

В России чемпионов больше не будет?

Контактная информация: ylk@iskratelecom.ru